Результаты поиска
Всего найдено:1000
  1. Изобретение пенициллина спасло жизни многим людям, однако бактерии подготовили для нас эволюционный ответ. Они передумали погибать от антибиотиков. Чем это грозит человечеству? Александра Сергеевича Пушкина, а так же огромное число других больных и раненых можно было бы спасти, будь в распоряжении врачей прошлого антибиотик, любой – хотя бы пенициллин. В наши дни антибиотики окружают нас буквально со всех сторон. Проблема однако в том, что бактерии подготовили для нас эволюционный ответ. Они передумали погибать от антибиотиков. О том, чем нам то грозит расскажет доктор биологических наук, профессор университета Радгерса в Соединенных Штатах и профессор Сколковского института науки и технологий Константин Викторович Северинов.  Антибиотики – это химические вещества, которые угнетают рост клеток, не обязательно бактерий. Большинство антибиотиков биологического происхождения: их производят микробы, в основном бактерии, а также некоторые грибы, чтобы общаться друг с другом. Живя в одном организме (например, в вас!) микробы образуют сообщества, где каждый должен дать другому знать, что он уже здесь есть, и это место, этот лакомый кусочек пищи, например, уже облюбован им, а не кем-то другим. Коммуникационная система у них очень простая: огородить участок и никого не пускать, выпустив наружу яд, химическое вещество. Естественно, что те микробы, которые производят антибиотики, сами к этому конкретному антибиотику устойчивы. Антибиотиков много. Много разных языков. 1:0 Открытие пенициллина 1928 год. Лаборантка Александра Флеминг по всей видимости недостаточно чисто сделала свою работу и в чашке Петри оказался гриб, который образовал колонию. Флеминг заметил, что вокруг колоний гриба бактерии не растут и задумался, почему. Так был обнаружен пенициллин, которым начали лечить людей в 1942 году, во время войны.  Но уже в 1945 году возникли первые случаи устойчивости, то есть уже тогда появились пациенты, на которых лечение не действовало, так как бактерии их организма уже приспособились к антибиотику.  Дальше – больше: в 1946 году уже 14% людей, которых пытались пролечить в больницах, не отвечали на пенициллин. В 1950 году – 59%. Появление, в 60-х годах устойчивые к пенициллину штаммы стали появляться вне больниц: в природе, в сельском хозяйстве, где угодно. В 90-х годах 95% больничных штаммов устойчивы к пенициллину, именно поэтому пенициллином мы больше не лечимся.  1:1 Пенициллин перестал работать В сущности, это результат грандиозного, в таком глобальном масштабе, планетарного эксперимента по эволюции. Произошла эволюция. В результате изменения окружающей среды, а именно добавления большого количества антибиотика в среду микробы стали устойчивы к этому антибиотику.  Микробов на нашей планете 10 в тридцатой штук. Не спрашивайте, как их посчитали, но их приблизительно столько. Это очень много. И там всегда возникнет хоть какой-нибудь вариант, который сможет приспособиться ко всему, что мы можем придумать. Возникает вопрос – что же делать, если пенициллин не работает, можно ли повторить успех Флеминга и выделить другие антибиотики, не пенициллины? 2:1 Человечество ищет другие антибиотики  В 50-60-е годы открыли десятки новых типов антибиотиков.  Со временем возникла проблема, что методы, которые использовались для поиска новых антибиотиков прекратили работать, потому что ученые находили все то же самое. Дело в том, что большинство микробов отказываются расти у нас на этих пресловутых чашках Петри. Ведь все, что делали в золотой век поиска антибиотиков, это культивировали микробы на каких-то питательных средах – мясном бульоне, например, или на яичном желтке, если вы хотите быть более таким вычурным. Но выяснилось, что 99,9 % микробных клеток, которые нас окружают, просто в наших лабораторных условиях не растут. А раз они не растут, то вы не можете спросить, кодируют ли они какой-то антибиотик. Они просто недоступны. Нужно ловить их в естественном состоянии. Так, совсем недавно датские ученые выделили новый класс антибиотиков, подавляющий рост золотистого стафилококка из содержимого носа одного из исследователей.  2:2 Бактерии снова приспособились И с каждым из новых антибиотиков повторилась история возникновения устойчивости, как с пенициллином. Как они это делают? Как микробы учатся так быстро? На самом-то деле микробы общаются друг с другом еще и на языке ДНК, они передают друг другу генетическую информацию. Причем они могут передавать информацию организмам другого вида, другого типа, другого рода и так далее.  Плазмиды, очень маленькие молекулы ДНК, как правило кольцевые, живут внутри бактерий, и размножаются вместе с ними и могут перескакивать из одной бактерии в другую. Вне бактерии такая кольцевая молекула существовать не может, ей нужна среда. Это молекула, захваченная бактерией, что-то типа паразита, живущего внутри бактерии. Плазмиды могут случайно захватывать какие-то гены бактерий и перетаскивать вместе с собой в другую бактерию, другие виды, другие роды.  Если случайно какая-то бактерия получила плазмиду, в которой почему-то есть ген устойчивости, она будет расти и делиться и будет их все больше и больше. И мы, врачи, вынуждены переходить на другой антибиотик. Закон больших чисел. Так много бактерий, что всегда это произойдет. Это невозможно контролировать. И сейчас есть плазмиды с генной устойчивостью, на них есть гены устойчивости к десяткам различных антибиотиков. 3:2 Человечество совершенствует поиск Возникло новое совершенно направление науки, называемое геномикой, мы научились определять гены последовательности ДНК организмов, даже не имея этого организма, не держа его в руках. Информацию о том, как делается тот или другой микроб, можно просчитать и хранить на компьютере. Есть специальные люди – биоинформатики, крайне быстро развивающаяся область нашей науки, это люди, которые читают генетические тексты, и интерпретируют их. Дальше они делают предсказания, и действительно говорят, что мы думаем, что вот этот ген или эта группа генов могла бы кодировать какой-то белок. То есть, они существенно сужают поиск новых антибиотиков. Сможет ли мы когда-нибудь найти универсальный антибиотик? Нет. Что же делать? Нужно искать новые антибиотики, но при этом нужно понимать, что мы никогда не решим проблему устойчивости.  
  2. На Земле насчитывается более 6000 языков. Досконально изучены наукой менее 1% из них. Веками хранили свои секреты и язык древние славяне. Как звучала живая речь наших предков? Можем ли мы сегодня услышать голоса средневековых людей? И как разгадать фонетические тайны тысячелетней давности? Рассказывает один из фильмо проекта «Настоящая история» на «Науке» «Конечно, основной словарный фонд изменился незначительно: "рука" — да, "нога" — да, "голова" — да, а вот "глаз" — уже нет. Слова "глаз" 1000 лет назад не было, было "око". Но гораздо сложнее с грамматикой и фонетикой, то есть с формами и произношением звуков. Вот тут современный носитель русского языка и носитель древнерусского языка оказались бы очень далеко друг от друга и, скорее всего, друг друга бы не поняли», — утверждает Вадим Крысько, завотделом древнерусского языка Института русского языка имени Виноградова РАН. Так можно ли восстановить подлинное звучание древнего языка? Насколько точна будет эта историческая реконструкция? Откуда ученым известны нюансы произношения прошлого? «Жи-ши» пиши с буквой «и» Созданный братьями Кириллом и Мефодием алфавит не только позволил славянам читать и писать на родном языке. У этой азбуки была еще одна фонетическая особенность. Славянские буквы довольно точно передавали звучание разговорной речи. Появившаяся у славян письменность во многом создавалась по принципу «как слышится, так и пишется». Отголоски этого можно обнаружить и в современном учебнике русского языка. Один из самых ярких примеров — известное каждому школьнику правило: «Жи-ши пиши с буквой "и"». Раньше «ж» и «ц» произносились мягко. Причем с точки зрения языка очень-очень долго. Когда именно в русской речи произошло отвердение шипящих, сегодня установить сложно. Лингвисты считают, что случилось это в XIII или XIV веке. Однако мы до сих пор пишем мягкий знак в конце некоторых существительных женского рода. Поэтому слова «мышь» и «рожь» — еще один признак исторической мягкости шипящих. Произошедший 600 лет назад процесс отвердения шипящих — не просто любопытная лингвистическая деталь. Ученые давно выяснили: неизменными остаются только мертвые — выпавшие из употребления — языки. Все живые языки меняются практически постоянно. Скорость и причины каждого из этих изменений могут быть разные. Но результаты, как правило, носят глобальный характер.   Работа над ошибками Как обнаружить следы подобных изменений? И проследить лингвистическую цепочку длиною в сотни лет? Как ни странно, один из самых эффективных методов исторического языкознания связан с простыми орфографическими ошибками. «Ошибки — это зло, с ними надо бороться. Но если через тысячу лет кому-нибудь попадется в руки современная школьная тетрадь, она окажется для будущего историка языка гораздо важнее, чем текст в газете или в книге, потому что современный школьник вполне может написать слово "корова" через "а" и тем самым покажет будущему историку языка, что мы произносили вовсе не "корова", как это пишется в книгах, а примерно так, как написал этот неграмотный школьник. То же самое в древнерусских рукописях», — поясняет Вадим Крысько. В отличие от школьников-«грамотеев», древнерусские писцы ошибались редко. Средневековые профессионалы раз за разом переписывали священные тексты и строго придерживались канонов книжного церковно-славянского языка. Обнаружить хотя бы одну неточность — все равно что найти иголку в стоге сена. Проведем сравнительный анализ двух одинаковых текстов. Это «Сказание о Борисе и Глебе», записанное в разные времена. Первый вариант содержится в Успенском сборнике, который датируется XII веком. Второй взят из Сильвестровского сборника — результат переписи XIV века. 90% этих тестов практически идентичны. И вдруг на одной странице — буквально в трех строчках — неизвестный писарь допускает сразу три характерные ошибки. Первое слово «любезно», в смысле «с любовью». Писец XII века, скорее всего, произносил в этом слове после «б» редуцированный звук «е», «ерь», буква «ерь». «Люб-е-зно». Но именно в XII веке и уж во всяком случае к XIV так называемые редуцированные гласные в русском языке исчезли. И писец XIV века написал это слово так, как он его уже произносил, то есть со звуком «э» и с буквой «е» — «любезно». Примерно так, как мы сейчас. Следующая описка много говорит о происхождении писца. Вероятнее всего, он был жителем Великого Новгорода. В древненовгородском диалекте не различались фонемы — то есть звуки — «ц» и «ч». Население северных регионов, что называется, «цокало». Поэтому слово «очи» автор позднего сборника написал, как говорил, — «отци». И наконец, слово «прозре», то есть «прозрел», «слепец», писцом XII века написано с буквой «ерь», с редуцированной гласной. Произносил он, скорее всего, «прозьре», но к XIV веку в этой позиции редуцированные гласные, как говорят ученые, пали. Писец XIV века произносил это слово так: «Прозре». Примерно так же, как и мы сейчас. Исчезнувшие буквы алфавита К особенностям и загадкам древненовгородского диалекта мы еще вернемся. А сейчас попробуем ответить на очень важный вопрос: что стояло за исчезнувшими буквами древнего алфавита? Какие звуки обозначали растворившиеся в прошлом символы кириллицы? «Ять» — 33-я буква классической кириллицы. Он произносился как-то средне между звуком «и» и звуком «э», тяготея все-таки к звуку «и». По словам специалистов, эту древнюю фонему лучше всего отражает современное произношение слова «петь». Со временем «ять» потеряла свое фонетическое значение. Впервые упразднить ее правописание предлагали писатели и поэты XVIII века. Однако окончательная отмена «ять» произошла только в 1917 году. В современных северных русских диалектах, а также в украинском и белорусском говоре можно проследить следы исконного «ять». Например, в слове «мизинец» когда-то было два «ятя», но мы заменили их на «и», даже в литературном языке. Это все следы буквы «ять» и звука «ять». Другая потерянная буква «еръ» произносилась глухо, неполно. Система славянских языков, в том числе языка древнерусского, была более вокалической, более гласной, певучей. А в XII–XIII веках произошло падение редуцированных и неполноценные звуки «ер» и «ерь» исчезли вовсе, а из письменности были удалены в 1917 году. Падение редуцированных Падение редуцированных произошло в результате комплекса причин, возникших в системе языка и в речевом потоке. До падения редуцированных гласные произносились одинаково и в ударной, и в безударной позиции. Ударение резко отличалось от современного: оно было музыкальным, то есть ударный гласный произносился с повышением тона голоса и с большей силой, долгота же звука оставалась прежней. К XII веку в результате углубленных отношений с Византией, с европейскими государствами, развития экономики произошло убыстрение темпа жизни и, соответственно, темпа речи. В убыстренном потоке речи гласные стали произноситься короче: гласные полного образования сокращались до редуцированных, а редуцированные в слабых позициях совсем исчезали: «дьверь» — «дверь», «съна» — «сна», «кънига» — «книга».  Доказано: падение редуцированных было последним, что претерпели все славянские языки. Дальше каждый из них пошел своим путем — с собственными уникальными изменениями. Но именно это — общее языковое прошлое — стало основой для еще одного метода исторической лингвистики. Родственные языки — бесценный источник знаний о древнерусской речи. Ученые пристально изучают эволюцию одних и тех же слов, многие из которых когда-то звучали одинаково. А некоторые и до сих пор хранят в себе отзвуки древних фонем. Например, приблизительное звучание загадочной буквы «ер» сегодня можно реконструировать с помощью слова «сон». Берестяные грамоты Берестяные грамоты — поразительные свидетельства эпохи. Процарапанные на коре слова рассказывают нам об обычной жизни и делают это простым разговорным языком. Они позволяют нам прочесть письма от жены к мужу, от родителей к детям, от феодала к своему управляющему, ключнику, который управляет большим поместьем где-то очень далеко от Новгорода. Мы видим расписки ростовщические. Мы видим завещания, заговоры, дошли даже любовные письма. В грамотах фиксируют очень много разных слов, которых мы не находим в обычных церковно-славянских памятниках. Например, слово «колбаса». Первый раз мы с ним встречаемся в берестяной грамоте XII века. Очень много бытовой лексики, потому что писали это без какого-либо цензора, учителя, стоявшего над ними. Просто посылали записочки. Расшифровка писем на бересте — непростая лингвистическая задача. Как и официальные свитки того времени, грамоты написаны сплошным текстом, без разделения на слова. Но, самое главное, эти средневековые записки содержат оригинальные особенности. Очень долго их считали ошибками неграмотных людей. В конце ХХ века российский лингвист Андрей Зализняк доказал: так называемые берестяные описки — на самом деле отображение живой речи. 1000 с лишним берестяных грамот обогатили знания ученых о древних формах русского языка. Каждая новая находка по-прежнему вызывает настоящий ажиотаж среди историков-лингвистов. Процарапанные сотни лет назад буквы продолжают приносить новую информацию. И это не просто маленькие открытия фундаментальной науки. Группа «Ведан-колод», руководствуясь комментариями и исследованиями ученых об историческом произношении слов, исполнила «Плач Ярославны» из «Слова о полку Игореве». Теперь и мы можем услышать, как плакала Ярославна много веков назад.
  3. За последние 30 лет число долгожителей на планете выросло в десятки раз. Человечество больше не хочет стареть. Ученые всего мира ищут рецепт продления молодости. Люди с возрастными аномалиями становятся объектом пристального внимания геронтологов, биологов, физиологов, иммунологов. Ведь, сами о том не подозревая, долгожители нашли свой рецепт долгого и здорового существования. У этого феномена еще нет объяснения. На планете существуют места силы и здорового долголетия, локальные точки с рекордной концентрацией долгожителей. Как обмануть законы старения и подарить себе лишние годы жизни? В поисках ответов на эти и другие вопросы российские ученые и «Наука» объездили весь мир.
  4. Зачем людям такой сложный мозг и как он нам достался? Действительно ли человек использует только 10% возможностей мозга и есть ли предел умственных способностей? Чем отличается мозг мужчины и женщины? Как рождаются чувства и можно ли их обнаружить с помощью технических средств? Ведущий проекта — известный ученый Александр Каплан — с помощью экспериментов и наглядных примеров даст ответы на самые популярные вопросы, касающиеся работы и устройства головного мозга. Основанный на беседах с учеными проект «Тайны мозга» поможет зрителю разобраться в возможностях мозга и границах его познания.
  5. Эволюция чего бы то ни было всегда вызывала много вопросов, порождала массу теорий и гипотез: этапы этого процесса развития, предпосылки, характерные черты и особенности. Как все это происходило и происходит сегодня? Ученые всегда интересовались тем, откуда взялась Вселенная, как появилась наша планета и потом на ней зародилась жизнь, каким образом на Земле стали развиваться те или иные биологические виды и почему одни ушли по лестнице эволюции дальше других? Эти вопросы были актуальны и тысячелетия назад, и сегодня, невзирая на все достижения современной науки. Ответы на них зрители проекта «Эволюция» поищут вместе с ведущим программы — профессором биологического факультета МГУ имени Ломоносова Александром Капланом.
  6. В предверии московской премьеры фильма "Акра. Крымская Атлантида" в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» редакция "Науки" подготовила археологический тест! В чем отличие подводных раскопок от классических археологических исследований? Что такое открытый лист? Какие бывают типы лопат? Все ответы в нашей игре "Какой ты археолог"?    
  7. 16 марта в Москве состоится специальный показ фильма «Акра. Крымская Атлантида» о раскопках древнегреческого города, входившего когда-то в Боспорское царство, ушедшего под воду и вновь обнаруженного археологами в 80-х годах XX века. О том, чем уникален этот памятник в масштабах российской археологии, «Чердаку» рассказал Виктор Вахонеев, заместитель директора Черноморского центра подводных исследований, который ведет раскопки подводной части города.  — Что известно археологам об Акре на сегодняшний день? — Город Акра основали греческие переселенцы в конце VI — начале V веков до н.э. Скорее всего, в результате внутренней колонизации Боспора, когда такие города, как Пантикапей или Нимфей, расширяли сферу своего влияния. В V веке до н.э. Акра вошла в состав Боспорского царства и существовала примерно до III века до н.э. Пожалуй, это самый южный древнегреческий город в Керченском проливе. По сообщению греческих авторов, Акра была названием мыса, который встречал греческие торговые суда, входившие в Керченский пролив. И действительно, Акра была основана на низком, глубоко выдающемся в море мысу и обладала хорошей незамерзающей гаванью. Ее история восстановлена в основном по археологическим источникам. Черноморский центр подводных исследований и Эрмитаж за последние шесть лет изучили оборонительные стены IV века до н.э., оборонительную башню, кварталы жилых построек. Вокруг Акры была сельскохозяйственная территория (по-гречески — хора): каждое утро жители разбредались из Акры по своим сельскохозяйственным делам, а вечером возвращались обратно. — Почему город погиб? — Причины запустения города до сих пор не совсем понятны. Это не была катастрофа. Вероятно, к этому привели варварские набеги и естественные процессы изменения природы: вода постоянно поднималась и люди селились все дальше от берега. В конце концов они оставили город. — Как археологи обнаружили Акру? — К концу XVIII века установили местонахождение почти всех городов Боспорского царства. Это Пантикапей, Нимфей, Киммерик. А вот Акру долго не могли найти. Почему? Дословно с древнегреческого «акра» означает «возвышенность». Как «акрополь», то есть «верхний город». Поэтому Акру искали на высоком месте, что было логично, так как такое положение удобно для обороны. Подводные археологи нашли Акру только в начале 80-х годов прошлого века. История открытия довольно легендарна. В 1982 году 15-летний мальчик Алексей Куликов гулял по берегу в том месте и неожиданно нашел древнюю монету. Всего он насобирал более 150 таких монет. Когда он показал их специалистам, выяснилось, что самые ранние и самые поздние разделяет 1000 лет. Стало понятно, что это не случайные находки — видимо, где-то рядом под водой размываются культурные слои. Когда на этом месте провели первую подводную экспедицию, на глубине двух-трех метров под водой обнаружили оборонительные стены, выступающие над дном, цистерну, заполненную семью амфорами производства Гераклеи понтийской (IV век до н.э.) и много других интересных находок. Так Акра была локализована. А монеты, кстати, были в основном медные, чеканились в Боспорском царстве. Одна монета оказалась золотой и датируется правлением боспорского царя Котиса. Хотя до сих пор не было найдено надписи, говорящей, что это именно Акра, мы считаем, что это именно она. У греков была традиция описывать побережье и расстояния от одного города до другого. Нам из описаний известно расстояние от Акры до двух других городов — Китея и Нимфея. Примерное место, находящееся на этом расстоянии от обоих городов, попадает на точку, где сегодня найдена Акра. Кроме того, мы можем точно говорить, что это поселение было именно городом, потому что только города в то время обладали мощной оборонительной структурой. Так что мы идентифицировали Акру где-то на 99%. А тот мальчик, что находил монеты, вырос и тоже стал археологом. Теперь он сам ведет работы на Акре. Собственно, он и стал героем фильма. — Что именно сейчас изучает Алексей Куликов? — Сейчас на берег выходит буквально уголок города — 10% территории. Именно его начал изучать Алексей, обнаружив там несколько домовладений римского времени. Но с 1997 года по 2011-й исследования на Акре не велись. В 2011 году возможность раскопок снова появилась. Ко мне обратился руководитель одной из археологических экспедиций Эрмитажа Сергей Соловьев с предложением воссоздать подводную экспедицию. В этом году мы отметили шестилетие нашего совместного проекта. За это время нам удалось установить, что под водой сохранилось как минимум 1,5 метра городских стен, а не 20—30 сантиметров, как сначала считалось. Стены в хорошей сохранности. В основании оборонительной башни мы нашли и изучили мощные деревянные балки. Вероятно, они были средством борьбы с высоким уровнем грунтовых вод — ими укрепляли основание башни, чтобы ее не размывало. Было немало и других открытий. Органические материалы, которые на земле практически не сохраняются, под водой глиной или песком консервируются, и это позволяет нам увидеть предметы быта, которыми пользовались древние греки. В 2013 году мы нашли отлично сохранившийся деревянный гребень эллинистического периода (IV-III веков до н. э). Одна сторона была крупная, а другая мелкая. Возможно, одна из сторон предназначалась для вычесывания вшей. Важно, что эти предметы позволяют восстанавливать микроисторию. Можно представить, как расчесывалась древнегреческая жительница Акры. Еще одна интересная находка была в 2015 году — золотая серьга в виде головы льва. Это уникальный шедевр ювелирного искусства Боспора. Таких сережек за всю историю археологии было найдено штук 16—18. Некоторые из них есть в Эрмитаже, некоторые — в Лувре. Но все они происходят из северного Причерноморья. — В чем особенность раскопок Акры? — Это объект, сложный для раскопок. Он находится на глубинах до четырех метров, в зоне прибоя. Малейшее волнение на море, легкий ветерок приводит к невозможности подводных раскопок. Плюс под водой много времени тратится на фиксацию находок — зарисовки, фото- и видеосъемку. Так что, несмотря на масштабность экспедиции, территория, которую мы охватили, достаточно скромная — около 100 квадратных метров, что, конечно, очень мало. Площадь всего города составляла не менее четырех гектаров, что типично для городов того времени. Работа в основном проходит утром и вечером, когда успокаивается волнение на море. Сезон длится не менее месяца каждый год. Это небольшой срок, но существующее финансирование не позволяет копать дольше. В этом году мы постараемся провести экспедицию продолжительностью в 1,5 месяца. Копать будем в июле. — Кто сейчас работает на раскопках? — Работают сотрудники нашего центра, Эрмитаж выступает нашим партнером, есть и волонтеры РГО. Но подводная экспедиция не очень большая — 10—15 человек. Это на суше археолог может подчиняться указаниям старшего, так что копать могут и студенты. А под водой каждый археолог должен быть профессионалом, чтобы принимать самостоятельные решения. Для раскопок мы используем гидроэжекторы — своего рода пылесосы, которые засасывают грунт и отправляют его на поверхность, где он дополнительно промывается. Так мы можем фиксировать все, что находится в грунте. Например, в прошлом году мы исследовали помещение IV века до н.э., в центре которого была установлена печь. При промывке мы выяснили, что пол был заполнен скорлупой ореха, бобовыми, косточками вишни и оливы. То есть мы можем увидеть, что ели 2,5 тысячи лет назад в этом доме, в этом помещении. Вот сидел древний грек и лопал оливки. — Насколько значима эта находка для российской археологии?  — Это уникальный памятник подводной археологии черноморской акватории ввиду его сохранности. Мы можем как изучать сам город, ушедший под воду, так и разрабатывать методику исследования подводных городов. Акра не быстро уходила под воду, а в течение сотен лет и потому хорошо сохранилась: ее, благодаря защите оборонительных стен, не размыли шторма. В других городах — Фанагории, Херсонесе и других — такого не было. Деревянные находки — это тоже уникально. Мы привыкли деревянные находки получать в основном из Новгорода и изучать по ним жизнь Древней Руси. А тут античные, которые на 1,5 тысячи лет древнее новгородских. Специальный показ фильма «Акра. Крымская Атлантида» состоится 16 марта в пресс-центре МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре, 4. О фильме и раскопках расскажут режиссер Александр Коневич и археолог, главный герой фильма Алексей Куликов. Начало в 17:00. Источник: Чердак
  8. Александр Коневич, ведущий программы «Опыты дилетанта» на канале «Наука», освоил профессию сборщика кедровых орехов Алтайские горы, Семинский перевал. Зимой здесь не холодно, а летом не жарко. Особый климат этого места — идеальные условия для сибирского кедра, одного из величайших деревьев на планете. На Алтае его называют и кормильцем, и целителем. В начале октября на Семинском перевале в самом разгаре сезон сбора кедровых орехов. От столицы республики города Горно-Алтайска до перевала почти 150 км. Большая часть пути пролегает по Чуйскому тракту. Узкая лента асфальта, уходящая вдаль, к границе с Монголией, проложена на месте древней торговой тропы. Упоминания о ней встречаются еще в китайских хрониках более чем тысячелетней давности. Во многом благодаря кедровому ореху сегодня у этих мест тоже есть экономическая связь с Китаем. По мере приближения к Семинскому перевалу пожелтевшие лиственницы сменяются вечнозелеными кедрами, золотая осень уступает место снежной зиме. Здесь говорят: «в июне у нас еще не лето, а в августе и лето прошло». В самые жаркие дни температура не поднимается выше 22 °С. А зимой, когда на Алтай приходят трескучие морозы под 40 °С, на Семинском перевале все те же 22 °С, только уже со знаком минус. Первый снег на Семинском перевале обычно выпадает уже в 20-х числах сентября. Для тех, кто добывает кедровый орех, он как призыв к активному сбору урожая. Потяжелевшие от снега кедровые шишки легко падают на землю. Официальный сбор орехов разрешен с 1 сентября. С научной точки зрения сибирский кедр — это растение из рода сосновых и не является близким родственником настоящим кедрам: ливанскому, атласскому и гималайскому. Предполагают, что называть дерево сибирским кедром предложил Петр I или кто-то из его окружения в рекламных целях. В то время в Европе настоящей драгоценностью считалась древесина ливанского кедра. Долговечная, прочная и легкая, она была прекрасным материалом для кораблестроения. Как бы там ни было, сегодня сибирский кедр в мире не менее популярен, чем ливанский. Дерево стоит особняком среди других представителей хвойного леса, а на Алтае к тому же и растет обособленно, на самой высоте — 1800 м и выше над уровнем моря. Его собирают все, кто может собирать, — от старого до малого. Потому что орех — это заработок. Раньше сборщики ореха должны были получать лесобилет — что-то вроде лицензии, разрешающей сбор. За каждый килограмм ореха платили 3 руб. Сборщики распределялись по участкам, и в лесхозе всегда знали, кто и где работает. Без кедровых браконьеров, конечно, тоже не обходилось. После отмены лесобилетов ввели пропуска в тайгу. Стоил пропуск 10 руб. и разрешал орешничать хоть день, хоть месяц. Сейчас, согласно Лесному кодексу, «обеспечивается свободный доступ россиян в леса Российской Федерации», поэтому вход в тайгу открыт всем желающим. Орехов можно собирать столько, сколько унесешь или увезешь. Зная, что лесника в тайге нет, с кедром стали обращаться варварски: начали делать большие «барсы», бить по кедрам, чтоб падала шишка, — ранить кедр. Его собирают все, кто может собирать, — от старого до малого. Едут в тайгу на машинах, на мотоциклах, на лошадях, чуть ли не на велосипедах. Едут в тайгу и собирают. Потому что орех — это заработок. В алтайских деревнях, расположенных вдоль Чуйского тракта, многие и сегодня живут натуральным хозяйством. Несмотря на суровый сибирский климат, природа этого места щедро делится с людьми своими богатствами. В особо урожайные годы кедровые шишки не собирает только ленивый. Для некоторых предприятий на Алтае тайга — самый настоящий конкурент. Когда начинается сезон сбора, многие выходят не на работу, а в лес, за орехом. День в тайге Сергей Крухмалев приехал на Семинский перевал десять лет назад. Он, потомственный травник, на перевале открыл фитоцентр. Некоторые лекарственные травы, которые растут здесь, на высоте почти 2000 м, являются эндемиками Горного Алтая, то есть не встречаются больше нигде в мире. Но все-таки самым дорогим из природных богатств Алтая Сергей называет кедр. Полезным в этом дереве считается абсолютно все — не только орехи. Известно про лекарственные свойства кедровой хвои, скорлупы от орехов, смолы дерева и даже кедровых опилок. К кедру на Алтае отношение близкое к мистическому. Сергей пять лет работал лесником-егерем. Охранял 17 500 га кедровой тайги. И сам всегда собирал орех — и для себя, и на продажу. Вспоминает, что за все время его жизни на Семинском перевале было подряд шесть урожайных лет, потом кедр «взял» четырехлетний отпуск, а в прошлом году опять выдал небывалый урожай, про который написали в центральных газетах и рассказали в теленовостях. Вместе с Сергеем сбором ореха в этом году занимаются Дима и Азамат. Все они и будут моими учителями. Хотя для Димы это тоже первый сезон в качестве орешника — так на Алтае называют тех, кто собирает кедровые шишки. Азамат собирает шишки уже девять лет подряд. В год, когда кедр богат на орехи, трудолюбивый орешник в день может легко заработать 5000 руб. и больше. Хотя, все-таки нет, не легко! Работа эта и опасна, и трудна. Ошибаться Азамату нельзя — в деревне под Бийском его ждут жена с четырьмя дочками. Азамат показывает, как выглядит законный и бережный по отношению к кедру способ добычи ореха, альтернатива губительной колотушке с холодным названием «Барс». Забраться нужно как можно выше, лучше до самой макушки дерева. Ошибаться Азамату нельзя — в деревне под Бийском его ждут жена с четырьмя дочками. В тайге Азамат работает вахтовым методом: месяц собирает орех, продает и на неделю едет к семье отдыхать. В прошлом году в общей сложности он жил в кедровых лесах больше семи месяцев. Так много было кедровой шишки. Сбитую орешником-высотником шишку остается собрать. Задача нехитрая. Каждая шишка — как низкий поклон земле, которая вырастила это дерево. Сбор падалицы — шишек, которые уже на земле, — самый простой, экологичный и, безусловно, безопасный способ. Но на дереве остается много орехов, и они не повреждены грызунами. Бывает, что с одного кедра набирается мешок шишек. Лезть на дерево безопаснее со страховочной веревкой, которую держит напарник. Но ею почти никто не пользуется — говорят, мешает… В тайге сегодня хозяйничает холодный ветер, который алтайцы называют «тушкен». Он сбивает шишку с кедров, помогая орешникам и таежному зверю. Погода в горах переменчивая. Лучше всего сбивать шишки с кедра в солнечную безветренную погоду — когда ветви дерева сухие. Очень хотелось попробовать, проверить себя, преодолеть собственный страх перед высотой. Через пару минут азарт уступит место другим ощущениям — в глаза сыплется хвоя и все время лезут ветки, ветер усиливается. Из-за снега намокли перчатки и руки мерзнут, дрожат. Чем выше я поднимаюсь, тем больше. А до кедровых шишек еще далеко. Поднявшись еще на пару метров, решаю все-таки вернуться на землю. В общем, первый кедр получился комом, как говорится. Второй раз уже не так страшно, хотя я все так же медленно ползу вверх к цели и стараюсь не смотреть вниз. За мешок шишек в момент нашего сбора платили 1200 руб, за килограмм ореха — 200 руб. На то, чтобы добраться почти до самого верха, у меня ушло не меньше 10 минут. Опытный орешник за это время успеет сбить шишку с трех деревьев. С моей скоростью, конечно, не разбогатеешь на орехе. Безвредным для кедра способом мы насобирали за день в общей сложности почти пять мешков кедровых шишек. Примерно на 6000 руб. Питались практически весь день одними орехами! Ночевать нам предстоит в таежной избушке, у которой Сергей оставил машину. Строят такое жилье в тайге орешники или охотники. Если свободно, можно заселиться и пользоваться всем, что есть. Но когда уходишь, обязательно оставляешь воду, сухие дрова и что-нибудь из продуктов. Негласный лесной закон. Чтобы достать орехи из шишек, Сергей использует приспособление собственного производства — только металлический барабан заказывал у токаря. Машинка для шелушения перемалывает кедровые шишки с помощью автомобильного двигателя. И вместо мешков получаются килограммы, так орех проще вывозить или выносить из тайги. За мешок шишек в момент нашего сбора платили 1200 руб, за килограмм ореха — 200 руб. Из почти пяти мешков кедровой шишки получается мешок чистого ореха. Куда именно он отправится, я не знаю. Сначала к перекупщикам в ближайшем от Семинского перевала райцентре. Потом к сибирским производителям кедрового масла или очищенного ореха. А быть может, в Китай, который сегодня является основным поставщиком кедровых орехов на мировой рынок. А кедра там растет в разы меньше, чем в России. На территории Урала, Сибири и Дальнего Востока сегодня сосредоточено 80% всей кедровой сосны, растущей в мире, — 43 млн га! Урожайность с каждого — от 300 до 600 кг ореха. Много цифр, говорящих о щедрости природы. Но какой бы богатой она ни была, давно пришло время не только брать, но и отдавать, оставлять после себя что-то хорошее. И если не вечное, то хотя бы лет на 500–800 (именно столько живет кедр). На Алтае говорят: если есть много кедрового ореха и жить рядом с кедрами, можно увидеть, как наступает совершеннолетие того самого дерева, которое сам посадил. А наступает оно, к слову сказать… в 80 лет.
  9. Зачем нужны эмульгаторы, кто из великих людей был без ума от мороженого и  сколько стоит самое дорогое мороженое в мире Мороженое — изобретение не нашего времени и даже не нашего века. Оно известно человечеству уже как минимум пять тысячелетий. Родиной этого десерта считается Китай: там к праздничному столу подавали замороженные фруктовые соки (аналог современного «фруктового льда»). Александр Македонский при помощи мороженого восстанавливал силы после военных походов, а Гиппократ рекомендовал его как средство, избавляющее от жара. Среди любителей мороженого был и Наполеон — он пользовался аппаратом для изготовления мороженого даже в ссылке на острове Святой Елены. Генрих II, сын королевы Франции Марии Медичи, мог есть мороженое в любое время года и в любом количестве — тогда рецепты лакомства считались государственной тайной. Полакомиться мороженым любил и Антон Павлович Чехов: отдыхая в Одессе вместе с примой Малого театра Глафирой Пановой, он приходил в популярную кондитерскую каждый день. Потом каялся, что потратил на мороженое «половину своего состояния». Чтобы придать сладкой молочной смеси мягкость, ее натирали на терке или кололи на мелкие кусочки. Но чаще всего — просто рассасывали. Первым русским мороженым можно считать так называемое «ледяное молоко», которое смешивали с медом и замораживали в порционных блюдцах-формах. Массовое производство мороженого в России началось в 30-х годах XX века, когда была открыта первая лаборатория мороженого. Стабилизаторы Состав современного мороженого значительно отличается от состава любимого лакомства Александра Македонского. Сегодня ни одно мороженое не производится без стабилизаторов и эмульгаторов — эти пищевые добавки делают мороженое таким, каким мы привыкли его есть. Взять, к примеру, такую пищевую добавку, как гуаровая камедь. Несмотря на страшное название, она считается безобидной и даже полезной, поскольку не всасывается в кишечнике, контролирует аппетит и снижает уровень холестерина. Ее добывают из гуаровых бобов — стручков индийской акации, которую выращивают в основном в Индии и Пакистане. Если убрать из мороженого гуаровую камедь, вместо кремообразной консистенции и нежной структуры получится кусочек льда. Стабилизаторы позволяют сохранять запланированную форму мороженого, будь то рожок, торт или розочка. Эмульгаторы Эмульгаторы нужны для смешивания веществ, которые в силу своего молекулярного состава раствориться друг в друге не могут — например, жир и вода. Некоторые эмульгаторы производятся синтетическим путем. Они представляют собой химические соединения или природные вещества, подверженные химической и термической обработке. Однако такие добавки практически не используются из-за высокой стоимости — дешевле использовать натуральные вещества. Один из природных эмульгаторов, лицитин, содержится в яйцах и молочном жире. В продуктовой промышленности почти всегда употребляют соевый лицитин — Е322. Красители Один из самых популярных натуральных красителей — бета-каротин Е160b, делается из моркови и придает мороженому оранжевый цвет. Холодные десерты красного цвета, в основном, покрашены экстрактом свеклы, он маркируется как Е162. Синий цвет достигается при помощи водоросли под названием спирулина, обладающей ярким окрашивающим пигментом. Производственный процесс В пик сезона завод мороженого выпускает до 200 тонн продукта в сутки. Ингредиенты смешивают, разумеется, не вручную, а в специальном миксере. Производство автоматизировано, и весь процесс происходит в закрытых резервуарах. Контроль осуществляется из компьютерного центра, который по количеству мониторов и кнопок напоминает панель управления полетами. Чтобы приготовить мороженое, его сначала надо нагреть. Термическая обработка необходима для уничтожения вредных бактерий. После пастеризации наступает один из самых важных этапов производства — гомогенизация. Смесь подается в прибор и под большим давлением пропускается через узкое отверстие. В результате этого жировые шарики уменьшаются в несколько десятков раз, это помогает сделать смесь однородной. Процесс гомогенизации влияет на структуру и консистенцию будущего мороженого. После того, как смесь стала однородной, она должна “созреть”. Иными словами, нужно, чтобы сработали входящие в его состав стабилизаторы. Для этого будущее мороженое перекачивают в специальные цистерны и оставляют там на шесть часов при температуре 5°C. Холодные рекорды Самый известный “сомелье” мороженого — Джон Харрисон, официальный дегустатор крупнейшего американского производителя холодных десертов. Он перепробовал более одного миллиона образцов мороженого и помог создать более сотни различных вкусов. Его вкусовые рецепторы застрахованы на $1 000 000, а ежегодная зарплата превышает  $100 000. Больше всего вкусов мороженого предлагает владелец известного португальского кафе Мануэль де Сильве Оливейра — в его заведении 709 сортов мороженого! Даже если пробовать по одному мороженому в день, вам не хватит целого года. У Мануэля можно отведать мороженое с луком, свиными шкварками, морковью, помидорами, креветками, спагетти, чесноком и даже острое мороженое с перцем чили. Хотите вафельную трубочку с тунцом? Нет проблем! А самая дорогая порция мороженого стоит $1 000. Ее можно купить в одном из ресторанов Нью-Йорка. Изысканное лакомство состоит из самого дорого в мире шоколада, мадагаскарской ванили и марципановой вишни. Элитный десерт покрыт тонким слоем съедобного золота — его едят золотой ложечкой с бриллиантовыми украшениями, которую клиент может забрать с собой. В буквальном смысле — десерт на вес золота.
  10. В последние несколько лет выражение «британские ученые выяснили...» стало крылатым и используется как в прямом, так и в переносном смысле. Фактически, «британские ученые» — классический пример сумасшедших ученых из кинофильмов, одержимых чудаковатыми, бессмысленными научными изысканиями, не требующими доказательств. Появилась даже торговая марка, творческий псевдоним «Британские ученые», которая объединила группу людей, одержимых псевдонаучными изысканиями. Линейка «Британские ученые…» представляет собой специальный репортаж из Англии на 26 минут, в котором будут раскрыты те изыскания, которые действительно ведут ученые Великобритании, нелепые и забавные.