Статьи
Статья

Как стать полиглотом? Интервью с финалистом «Сверхспособностей»

Амир Ордабаев, участник и финалист проекта «Сверхспособности» на телеканале «Наука», рассказал нам о том, каково это — знать девять языков и продолжать изучать новые.

Амиру 28 лет, он живет и работает переводчиком и преподавателем в Алма-Ате. В арсенале его иностранных языков: английский, французский, испанский, итальянский, немецкий, турецкий, китайский и португальский.

Я примерно знал, какое у меня будет задание на съемках, но самих слов мне не давали. Специально я тоже не готовился, просто когда ходил по городу, смотрел по сторонам и вспоминал названия вещей, которые видел, на разных языках. Или смотрел на предметы в комнате и переводил их названия. Я привык говорить про абстрактные вещи, поэтому у меня сформировался немного другой словарный запас: «точка зрения», «аргумент», «противоречие» и в этом духе. За неделю до испытания я осознанно учил только слова, обозначающие материальные предметы.

Здание было сложным, и мне приятно, что засчитали ответы, которые я называл неточно (вместо «розы», например, сказал «цветок»).

Я всегда говорю, что знаю 6+3 языков. То есть шесть на хорошем уровне, а три на разговорном, любительском. В выборе языка я ориентируюсь на численность его носителей. Самый нераспространенный из тех, которыми я владею, — итальянский, и то на нем говорят 60 млн. человек, это внушительная цифра. Я пробовал изучать менее распространенные языки, но по прошествии трех-четырех месяцев их забрасывал, не хватало запала. Мне кажется, «величина» языка соотносится с количеством, в том числе, экономических возможностей, которые можно из него извлечь.

Самое простое в изучении языка – научиться говорить о себе-любимом

Редкость языка не означает его частую применимость. Для переводчиков работает тот же самый закон Парето: 20% усилий дают 80% результата, в то время как 80% усилий — только 20% результата. Я бы даже сказал, что у переводчика это принцип не "80/20", а "95/5", потому что самая используемая мной пара языков это русский-английский, и даже французский с испанским бывают нужны достаточно редко.

Самое простое в изучении языка – научиться говорить о себе-любимом, и выучить слова, связанные с личными состояниями: «я устал», «я доволен», «я счастлив». Сложнее всего для меня запоминать слова, связанные с материальным бытом. Я пробовал изучать разные языки, многие бросал из-за того, что очень сложно понять фонетику, хотя в целом это не представляет для меня сложности. Самый сложный язык, с которым я сталкивался с точки зрения произношения, это вьетнамский. С ним я долго мучился, потому что в нем очень много тонов и назальных звуков, которые не то что произносить, их распознавать не всегда получается. По сравнению с вьетнамским, пекинский диалект показался мне достаточно простым. Грамматически самым трудным для меня был немецкий — в нем много нюансов, особенно для русскоязычного человека, который привык к тому, что порядок слов в предложении может быть произвольным. А в немецком языке есть четкая структура, которой нужно придерживаться. Отправлять второй глагол в конец, например.

Добавить новый язык из уже известной языковой семьи можно за полгода.

Попрактиковаться получается не в каждом языке и не постоянно. Спасает то, что многие языки, которые я знаю, принадлежат к одной группе. Французский, испанский и итальянский восходят к латыни. Если поддерживать хотя бы один из них и иногда задумываться над тем, как перевести то же слово на два других, то этого хватает. Мне нужно поговорить полчаса в неделю или раз в две-три недели на одном языке из группы, чтобы держать себя в тонусе.

Чтобы быстро выучить язык на начальных порах, нужно больше слушать, не растрачивая энтузиазм на грамматические нюансы. Кроме этого, нужно дозировать поступление информации. Послушать несколько минут аудиоурока, а потом побыть немного в тишине, чтобы не возникало стресса. После нескольких аудиоуроков, когда мозг адаптируется к новому языку, а язык перестает звучать странно, можно садиться за учебник. Мне удобнее, когда все в электронном формате: я открываю ноутбук и перепечатываю фразы из уроков, но только те, которые точно буду использовать в своей речи. Это где-то половина упражнений. Когда достигаешь среднего уровня, можно также переходить к сериалам и фильмам с субтитрами. Если есть возможность, надо замедлить скорость воспроизведения до 0,8 — это тоже хороший способ снижения стресса. В противном случае из-за чрезмерной нагрузки энтузиазм может упасть и внутренний критик, который вечно недоволен вашим результатом, возьмет над вами верх.

Здесь то же самое, что в тренажерном зале — нельзя допускать перегрузок.

Мой самый лучший результат — это когда я после шести-семи месяцев изучения итальянского смог поддерживать на нем беседу, пусть и с ошибками. Правда тогда я уже на среднем уровне владел двумя языками романской группы: испанским и французским, так что было проще. Добавить новый язык из уже известной языковой семьи можно за полгода. Но когда я учил немецкий, мне потребовалось полтора года, прежде чем я начал чувствовать себя комфортно.

Есть разные уровни интенсивности коммуникации, и чтобы преодолеть языковой барьер, нужно начинать с медленного — сообщений по электронной почте. Есть много времени подумать, чтобы сформулировать фразы, проверить конструкции. Следующий уровень это мессенджеры и чаты, в которых времени на размышления значительно меньше. Потом идет общение голосовыми сообщениями, длительностью в 10-15 секунд. Очень часто люди хотят вступить сразу в самую интенсивную коммуникацию — один на один с носителем. Я бы предложил наращивать свой разговорный уровень и общаться поначалу с людьми, которые, как и вы, изучают этот иностранный язык. Здесь то же самое, что в тренажерном зале — нельзя допускать перегрузок. Если разговор будет интересный, вы сами поймете, что готовы к более серьезному уровню.

Переводчику достаточно владеть языком хотя бы на уровне B2 (по общеевропейской системе оценки - прим.). Это когда ты можешь слушать лекции в университете, но шутки носителей еще не понимаешь. Не нужно расстраиваться — мы и на своем родном языке можем не понимать юмора в чужой компании. Также этот уровень не предполагает понимания сленга. Но его хватает, чтобы себя похвалить. Если задаваться целью поддерживать у себя навык 7-8 языков, этого более чем достаточно. Для того чтобы достичь C2, очень желательно, и я бы даже сказал, обязательно прожить в стране года два-три.

Навык растет пропорционально количеству выученного.

Для меня изучение языка превращается в положительную зависимость. Даже когда я на отдыхе, отдых заканчивается на третий-четвертый день, потому что мне уже хочется провести несколько часов за ноутбуком и упражнениями. Мозг требует больше нагрузки, больше непонятных фраз. Сложнее дальше не становится, ведь навык растет пропорционально количеству выученного.

Следующим я бы хотел выучить фарси, современный персидский язык. Долгое время у меня было странное восприятие фарси, я ошибочно полагал, что это какой-то экзотический диалект арабского. Потом я послушал очень интересную Дмитрия Петрова про миграцию индоевропейцев и узнал, что фарси — индоевропейский язык. Очень много слов похожи на русские, практически один в один, а сходства очень хорошо подогревают энтузиазм изучения.

Я стараюсь изучать по одному языку. Лучше не рассеивать фокус, потому что внимание — ресурс ограниченный. Некоторые люди изучают по три-четыре языка одновременно, и в большинстве случаев ни к чему хорошему это не приводит. Или у человека очень много свободного времени, или суперталант.

Читайте также
Разбился градусник? Это не настолько опасно, как нам внушали
Разбился градусник? Это не настолько опасно, как нам внушали
Почему не страшно разбить термометр и как действовать, если у вас дома пролилась ртуть?
Особые отношения с болью: чем рыжие люди отличаются от остальных
Особые отношения с болью: чем рыжие люди отличаются от остальных
Рыжий цвет волос — это определенный генетический полиморфизм. Опасен ли он для человека?
Майнеры и генетики воскрешают мамонта. Их проект реален?
Майнеры и генетики воскрешают мамонта. Их проект реален?
Генетики и майнеры объединились в стремлении воскресить шерстистого мамонта. Реален ли их проект?