Статьи
Статья
Зачем понимать науку?

Интервью с психологом-когнитивистом

Мы всегда рады использовать достижения прогресса для повышения качества своей жизни, однако похоже, что сама наука усложнилась до такой степени, что нам ее уже не догнать. Как устроен механизм понимания? Как мы оцениваем собственные знания? Какие особенности нашего мышления мешают пониманию науки? На вопросы ведущего программы «Вопрос науки» Алексея Семихатова ответил доктор психологических наук, заведующий лабораторией когнитивных исследований факультета психологии РАНХиГС Владимир Феликсович Спиридонов.

Это наука стала сложнее или мы поглупели?

Историки утверждают, что жители древнегреческих полисов были настолько образованы, что могли обсуждать сложную математику прямо с живыми учеными. Якобы Евклид* мог поговорить о своих открытиях с соседями или прохожими на улице. Я не знаю, насколько это соответствует истине, но уже в II веке н.э. Папп Александрийский** жаловался на то, что всерьез науку обсудить не с кем. Получается, что за шестьсот с небольшим лет ситуация с образованием изменилась, и математика перестала быть понятной для людей с улицы. С физикой, насколько я знаю, такое произошло где-то в XVIII столетии. С химией – примерно тогда же, во времена Лавуазье***. С теорией эволюции это явно произошло лет пятьдесят-шестьдесят назад. А с психологией это происходит прямо сейчас. Мои учителя еще всерьез считали, что психология должна давать узнаваемый образ человека. Чтобы человек с улицы могу узнать себя в психологических текстах. Но сейчас этого нет, психолог не может, как Евклид, обсудить свои профессиональные вопросы с попутчиком в электричке.

Для чего общество развивает науку?

Кто-то из людей, живущих на вашей территории, должен разбираться в нескольких областях, чтобы обеспечить вам нормальное существование. Конечно, наука не является панацеей от социальных бед, она помогает, но не спасает. И в этом отношении этические проблемы никуда не денутся, как бы ни была хороша и плодотворна наша наука. Братья Стругацкие в повести «Трудно быть богом» хорошо объясняют, почему правителю приходится развивать эту область. Просто иначе у соседей будут пушки круче, аэропланы быстрее, яды ядовитее и тому подобное.

Что значит “понимать науку”?

В самом простом смысле понимание – это способность ответить на вопросы о предмете. Вы можете описать его свойства, принцип работы или особенности его поведения. Пониманию свойственны некоторые субъективные состояния, например, уверенность. Совсем недавно психологи обнаружили, что мы чрезвычайно переоцениваем собственные знания. «Я знаю только то, что ничего не знаю» – эта фраза Сократа как раз демонстрирует высокий уровень понимания своего незнания. С обычным человеком дело обстоит противоположным образом: «Я не знаю, что я ничего не знаю». Американские психологи выяснили, что у людей даже с объяснением значений слов родного языка возникают серьезные трудности.

Более того, люди решают задачи совсем не так, как им кажется. Один из наших соотечественников делал следующую демонстрацию: он брал в качестве испытуемых студентов-физиков одного приличного московского ВУЗа. Первокурсников, которые только что сдали вступительные и на школьном уровне у них все блестяще. Психолог давал им решать несложные задачи под диктофон, потом выключал диктофон, делал перерыв на 10 минут и поил их чаем. Не чем-нибудь там, а простым чаем. После этого он просил студентов объяснить, как именно им удалось решить ту или иную задачу. Их ответы не имели никакого отношения к действительным способам решения. Они давали, как свойственно людям их профессии, логические реконструкции того, что они якобы делали. Увы, к реальному мышлению, даже к последовательности этапов, это не имело никакого отношения. Они были в здравом уме и твердой памяти, материал был знакомый. Но даже в этой ситуации, если специально не обращать внимание на процесс, — они заблуждались.

Что с этим делать?

Если вы собираетесь заниматься любой из наук — вам некуда деться. Придется овладеть некой предметной областью с ее странными понятиями. Если вы собираетесь заняться госуправлением – тоже, потому что вам придется выбирать, каким ученым платить, а каким не платить. Если вы хотите понимать, что будет происходить через 5-10 лет, вам тоже придется заниматься наукой. Для этого нужно отмести некоторое количество иллюзий, самая страшная из которых – это иллюзия о том, что есть универсальная форма мышления. Такого не существует — любое хорошо развитое сознание укоренено в своем предмете. И для того, чтобы хорошо мыслить – в науке или в государственном управлении – этому надо, во-первых, учиться, а во-вторых, регулярно этим заниматься. Другого выхода нет: только постоянной борьбой с трудностями и постоянным попаданием в зону дискомфорта можно добиться развития. Процитирую Гегеля: «Развитие – это тяжелая работа, направленная против себя». Еще один момент: надо перестать требовать от ученых того, чтобы они давали удобоваримые для общего восприятия модели знаний. Это нужно требовать от тех, кто составляет школьные учебники.

Смотрите полный выпуск программы «Вопрос науки» здесь.

*Евклид (ок. 365 — 300 до н. э.) Древнегреческий математик Александрийской школы.

** Папп Александрийский (290-350)

***Антуан Лоран Лавуазье (1743-1794). Французский естествоиспытатель, основатель современной химии.

21.02.2018 13:24:01