Новости

Путин: академики в состоянии самостоятельно выбрать себе президента

Весь телесезон "Вести в субботу" как можно детальнее разбирали довольно нелепую ситуацию в Российской академии наук, которая обернулась срывом выборов ее нового президента. Но чем больше нам становилось известно скрытых деталей, тем более смешанные чувства мы испытывали. То есть, с одной стороны, по профессиональному зачету всегда хорошо донести до зрителей эксклюзивную информацию: обо всех избраниях в членкоры детей и жен академиков, о платных парковках на территории научных учреждений, которым не приходится жаловаться на отсутствие госфинансирования и так далее, с другой, — было ощущение, что присутствуем мы при самоубийстве Академии. Сможет ли она выйти на выборы к осени? Подберет ли таких кандидатов в президенты, которые будут и учеными, и организаторами, и приемлемыми переговорщиками с властью государственной?
И вот — важнейшая новость. Старейших членов Академии пригласил к себе президент страны, который развеял слухи о том, что в Кремле хотят сами назначать президента РАН. Нет, выбор остается за самой Академией. Но какой выбор?
Сразу несколько ключевых участников этой встречи посетили Международный экономический форум в Петербурге. Многие стенды форума словно сами подсказывали, что никакой разговор о новых технологиях, о цифровой экономике попросту невозможен без науки. Потому что это внешне выглядит, как забава, а иной раз гламур, а в основе лежат именно фундаментальные исследования.
Да не обидятся на меня академики, но на одном из стендов на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге — своего рода модель того, что происходило перед выборами в Академию наук. Случайно или осознано, но разные отделения выдвинули своих кандидатов, и началось движение. Но потом все три кандидата взяли самоотвод. И вот после этого разве что гироскоп поможет нам понять, что стало происходить в Академии. Казалось, что полный хаос.
Было ощущение, что все завертелось так, что скоро от Академии будет одно воспоминание. И вдруг Владимир Путин принимает экс-президентов РАН Осипова и Фортова, и. о. президента Козлова, всем известного академика Велихова и Нобелевского лауреата Алферова. Где в Петербурге "Вести в субботу" перехватили его?
На первый взгляд,совсем другой сюжет: в гримерках петербургского Михайловского театра идет подготовка к благотворительному спектаклю в рамках культурной программы Петербургского форума. Но до того как началось действо на сцене, именно здесь "Вести в субботу" успели узнать о закулисье не только театральном, но и академическом. Итак, еще в фойе Михайловского театра встречаем физика, но, конечно, и лирика, театрала академика Алферова. Что он говорит о встрече с Путиным? "Его можно убедить, хотя непросто", — рассказывает ученый.
Академик Алферов и сам на предыдущем этапе был кандидатом в президенты Академии. Там же — в Петербурге — сцена у светофора. Помощник президента России по науке Андрей Фурсенко невероятно законопослушен. Ждет, пока будет зеленый.
"Всегда были какие-то споры. Я думаю, они и дальше будут. Не может не быть. Но были и какие-то решения, которые позволяли выйти на стратегию общего выигрыша. Вопрос — в балансе",- считает Фурсенко.
В чем он, баланс? В Петербурге уже в кулуарах форума — еще один участник встречи у президента страны, академик, ректор МГУ Виктор Садовничий.
"Мы высказали свое мнение по кругу. Но в целом, если говорить по интегралу, все мы говорили об одном и том же: Академия должна быть, мы готовы все забыть и объединиться вокруг этой идеи. Мы готовы сотрудничать", — подчеркнул Садовничий.
- И с государством, и друг с другом?
- И друг с другом. Владимир Владимирович внимательно и долго все выслушал. Это была серьезная встреча. Он сказал: "Президента выбираете вы. Я думаю, что вы в состоянии выбрать того человека, вокруг которого вы объединитесь".
Итак, президент страны сказал, что президента Академии должны выбирать сами академики, но дело ведь не только в процедуре.
"Обсуждались не только выборы в Академию и не столько, может быть, даже выборы. Обсуждался более широкий круг вопросов. Это будущее науки в России, роль Академии наук, роль других структур, взаимодействие между ними. И все эти вопросы поднимались и аргументировались, что очень важно", — пояснил Андрей Фурсенко.
- Самое популярное слово из уст и молодых ученых, и заслуженных академиков, которое я слышал по ходу разговоров, — это «востребованность». Наука должна стать востребованной. Востребованной государством. Академия и государство сейчас приходят к пониманию, зачем они друг другу и зачем они друг для друга?
- Принципиально важно, чтобы государство, экономика ставили задачи перед наукой.
"Кому нужна Академия как клуб ученых? Экспертиза, что ли, самое главное? Самое главное — научные исследования, разработка новых технологий. Это наука вся прикладная, как говорил Джордж Портер, президент Лондонского королевского общества", — сказал Жорес Алферов.
- Просто одна выстрелит сейчас, а другая — через сто лет.
- Да.
- Что сказал президент?
- Президент, в первую очередь, слушал. Для него было очень важно, что речь не шла о каком-то кардинальном сломе, речь шла о развитии реформ, — сказал Андрей Фурсенко.
Когда реформа обсуждалась, часто могло показаться, что нашу науку толкают на западный путь. Там основа основ — наука университетская.
Съемка двухгодичной давности в петербургском академическом университете под руководством того самого академика Алферова, университете, который перешел из-под ФАНО, Федерального агентства научных организаций, под юрисдикцию Министерства науки и образования. В этом смысле у академика Алферова есть возможность смотреть на все со своей колокольни. Но, даже добившись особого статуса для себя, он — за всех.
- Выборы будут?
- Будут, — считает Алферов. — Не это самое главное. Выборы самые важные, конечно, и нужно выбрать, и сегодня позиция президента важна. Самое главное, чтобы мы, институты, были снова у академии, а не у ФАНО. Я говорил это Владимиру Владимировичу. Я сказал, что мы потеряли высокотехнологичные отрасли в промышленности, а в связи с этим и отраслевую науку, кроме оборонной, потеряли вузовскую науку, она была на хоздоговорах. Мы сохранили академическую. С потерями.
Наш самый именитый университет. МГУ. В нем трудятся аж 300 академиков. Однако.
"Наука — это среда. Такую среду, безусловно, должна создавать Академия. Институты Академии или ФАНО, безусловно, должны создавать базу", — отметил Виктор Садовничий.
- Вы о ФАНО говорите как о состоявшемся факте.
- Я выступил на этой встрече. И все выступили и говорили о предложении по дальнейшему решению этих проблем.
- Подрихтовать есть что?
- Да, есть. Мы говорили об этом все в один голос.
- Вы, помощник президента по науке, согласны?
- Да, — сказал Андрей Фурсенко. — Я много спорил с моими коллегами из Академии, но я всегда говорил и могу повторить еще раз: у нас нет альтернативы нашей Академии.
Итак, взаимное понимание возможно? Еще один пример. В Москве, в академическом Институте мировой экономики и международных отношений имени Примакова, мы не так давно обсуждали с академиком Арбатовым-младшим, что нельзя в русскоязычной академической среде слепо следовать правилам индекса цитирования в англоязычных журналах. И что теперь?
"Я считаю, что никогда нельзя абсолютизировать какую-то одну систему, тем более индексы цитирования, созданные без участия нашей страны. Будем говорить честно. И в этом плане есть очень большая опасность попасть под некое манипулирование", — уверен Андрей Фурсенко.
Но вернемся к главному.
- Как соединить государственный заказ, который идет сверху, с демократией в Академии?
- Этот вопрос обсуждался достаточно серьезно. И практически все участники встречи, все наши гости, академики подчеркивали, что государство должно более активное участие принимать в обсуждении, формировании, в том числе кадровой политики, — подчеркнул Фурсенко.
- Тонкий момент. Вы — один из двух ректоров в стране, которых назначают прямо указом президента. Был ли разговор, а не поступить ли так с Академией? Вы в конце концов государственное учреждение, вот пусть президент и назначает. Сейчас президент страны сказал: нет, выбираете вы. А какими должны быть эти выборы, чтобы все-таки академическое сообщество и государство услышали и – главное — поняли друг друга?
- Пока в положении о выборах требуется две трети числа присутствующих на собрании. Это очень жесткая норма, учитывая, что Академия — это полная демократия. Мы просили изменение в законе, чтобы все-таки большинством, больше половины, — отметил Виктор Садовничий.
- Инициативы исходят от академии?
- От академии.
Но что дальше? Например, известен случай, когда академик Келдыш был избран в президенты Академии наук СССР академиками, но после того как на президиум вместе с ним пришел председатель союзного Совета министров Косыгин. Может, и теперь власти определиться, кого из выдвинутых академиками кандидатов ей поддержать?
"Я пошучу, — говорит Садовничий. — Такой эпизод в Академии, когда был президиум. Брежнев сидел, и сидел академик, который претендовал на президента. А рядом сидел тот, который на самом деле им стал. И Брежнев, наклоняясь к Суслову, сказал: "Вот что". И вся Академия поняла, что тот не будет, а этот будет. Вот это похоже на то, что происходит".
- То есть необязательно государству сказать: "Это наш", но прислушаться к вашему мнению.
- Да.
"Очень важную фразу сказал президент. Он сказал, что принципиально важно, чтобы правительство принимало активное участие, чтобы было формально включено в процесс определения структуры, системы управления. Значит, возможны какие-то изменения с точки зрения того, кто утверждает, например, президента избранного. Но при этом он подчеркнул: именно избранного академическим сообществом. И альтернативы этому быть не должно", — отметил Андрей Фурсенко.
Тогда еще — про образы. У нас уже были театральные. Но ведь где лирика, там всегда и физика. Например, электромеханика. Это не просто гироскоп. Электрические сигналы преобразуются в ноты, а они поступают на стенд, и есть какая-никакая мелодия. Может быть, пока еще кажется, что хаотичная, но путь вперед для Академии наук все-таки возник.
Академик Алфёров всегда будет обладать своим мнением, своими оговорками. Но настроение сейчас, кажется, изменилось и у него.
"Как сказал президент, это первая из целого ряда консультаций. Будут еще", — пояснил Андрей Фурсенко.
"Конечно, Владимир Владимирович проявит интерес к дальнейшему ходу событий. И мы еще встретимся и больше согласуем наши позиции. Я думаю, такая встреча состоится", — уверен Виктор Садовничий.
Читайте также
Если бы парни заполучили машину времени: подборка научных мемов
Если бы парни заполучили машину времени: подборка научных мемов
Подборка новых и вечных научных мемов.
Как человек отключает естественный отбор?
Как человек отключает естественный отбор?
Обратная сторона современной гуманистической медицины — порча генофонда
История шестиногого монстра, созданного для армии США
История шестиногого монстра, созданного для армии США
Вооруженные силы США потратили миллионы долларов на разработку гигантских шестиногих шагающих грузовиков в 1980-х годах.