Новости

Разработан проект по озеленению Сахары

Новое исследование климатологов показало, что ветряные и солнечные электростанции в пустыне Сахара могут способствовать увеличению количества осадков и растительности в этом регионе, что благополучно скажется на местной экосистеме.

В проведённом в Университете штата Мэриленд исследовании задействованы климатические модели, которые демонстрируют, как ветряные и солнечные электростанции способны изменять условия окружающей среды в континентальных масштабах. Модели показали, что ветряные электростанции способны вызвать региональное потепление температуры воздуха, влияя на минимальные температуры — потепление больше затронет холодные ночи, поскольку ветряные турбины могут усиливать вертикальное перемешивание воздушных масс и перемещать тёплый воздух ближе к земле. Количество осадков также увеличивается в среднем на 0,25 миллиметра в день (и это в два раза больше, чем наблюдалось в контрольных экспериментах). Осадки, в свою очередь, приводят к увеличению растительного покрова.

По словам экспертов, крупномасштабная установка солнечных и ветряных ферм может способствовать росту растительности в этих регионах. Увеличение количества осадков и растительности в сочетании с чистой электроэнергией от солнечного излучения и ветра будет способствовать развитию сельского хозяйства, экономическому развитию и социальному благополучию близлежащих регионов.

Фото: Map by Eviatar Bach CC BY 4.0

Читайте также
Как и зачем читают наши мысли?
Как и зачем читают наши мысли?
Устройство для чтения мыслей по активности мозга уже создано: это нейроинтерфейс «мозг — компьютер».
«Зарезвились на просторе радикалы». К юбилею Николая Семенова
«Зарезвились на просторе радикалы». К юбилею Николая Семенова
В 25 лет он пообещал получить Нобелевскую премию и сделал это в 60. Физикохимику Семенову — 125 лет.
Гольфстрим слабеет: Западной Европе (и Мурманску) грозит замерзание?
Гольфстрим слабеет: Западной Европе (и Мурманску) грозит замерзание?
Гольфстрим не дает замерзнуть порту Мурманска и обогревает Европу. На что он способен в перспективе?