Новости

Создана первая карта нервной системы модельного организма

Группа исследователей, работающая в области коннектомики, объявила о создании полной карты нервной системы крошечного существа.

Рассматриваемая нервная система принадлежит к круглому червю Caenorhabditis elegans, который часто используется в качестве модельного организма. Эта простая форма жизни служит для изучения биологии более сложных животных, включая людей. Структура нервной системы показывает, как ведут себя животные и как нарушаются нервные связи, вызывая ту или иную болезнь. Новое исследование позволило составить схему каждой отдельной связи между нервной системой и другими системами организма. Для работы были использованы тысячи электронных микрофотографий, которые позволили наметить все связи между отдельными нейронами, все связи нейронов с мышцами и другими тканями, а также все синапсы между мышечными клетками. По словам учёных, впервые структура нервной системы показана настолько подробно.

Взрослые черви Caenorhabditis elegans составляют в длину 1 миллиметр и состоят всего из тысячи клеток. Результаты работы показали, что нервная система включает 302 нейрона у гермафродитов и 385 у самцов. Существенные различия объясняются репродуктивными функциями. Это чрезвычайно простой организм, но исследователи называют его хорошей отправной точкой, чтобы начать понимать, как соединяется нейроны любого животного. Поскольку нервная система круглого червя содержит много тех же молекул, что и нервная система человека, анализ первого поможет узнать больше о втором.

Фото: Albert Einstein College of Medicine/YouTube

Читайте также
Почему мозг — не компьютер
Почему мозг — не компьютер
Мозг часто сравнивают с компьютером, а компьютер — с мозгом. Но, строго говоря, это ошибка
«Е-шки» в составе — признак того, что еда безопасна
«Е-шки» в составе — признак того, что еда безопасна
«Продукт без консервантов»? Нашли, чем гордиться.
Главный академик: 140 лет со дня рождения отца советской физики
Главный академик: 140 лет со дня рождения отца советской физики
Если вы не знаете Абрама Иоффе — вы не знаете ничего о физике