Новости

Илон Маск запускает тестирование мозговых имплантатов

Илон Маск объявил, что его стартап Neuralink начнёт тестирование мозговых имплантатов на людях уже в следующем году.

Известно, что генеральный директор компании SpaceX инвестировал в компанию Neuralink 100 миллионов долларов с момента её основания в 2016 году. В Neuralink числятся несколько ведущих нейробиологов со всего мира, которые работают на базе лаборатории Калифорнийского университета. Маск сообщил на пресс-конференции, что система Neuralink позволит внедрить крошечный чип (так называемый интерфейс мозг-компьютер) в мозг добровольцев, что позволит им достичь «симбиоза с искусственным интеллектом». Маленькие чипы (4х4 мм) будут предназначены для стимуляции нейронов с помощью крошечных гибких электродных нитей. Каждая электродная нить будет вживлена ​​с помощью прецизионного робота во время процедуры, которая, по словам Маска, будет такой же безопасной и безболезненной, как лазерная коррекция зрения.

Маск сообщил, что футуристический проект должен ещё получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Он также добавил, что система может быть использована для лечения заболеваний головного мозга, таких как болезнь Альцгеймера или Паркинсона. Чипы Neuralink будут в 1000 раз эффективнее других электродных систем, а беспроводное управление позволит им работать годы или десятилетия.

Фото: Neuralink

Читайте также
«Ощущение настоящего неба». Текст, после которого вам захочется в планетарий
«Ощущение настоящего неба». Текст, после которого вам захочется в планетарий
Зачем ходить в планетарий? Рассказывает научный директор Московского планетария
Как предотвратить мусорный апокалипсис
Как предотвратить мусорный апокалипсис
Микропластик повсюду: в воде, воздухе, организме. Нашей цивилизации угрожает мусорная катастрофа?
Наука пока не может победить ВИЧ, но есть поводы для оптимизма
Наука пока не может победить ВИЧ, но есть поводы для оптимизма
В этот день 40 лет назад человечество впервые узнало о СПИДе. Есть ли прогресс в лечении?