Римское право

В чем причина успеха правовой системы, возникшей больше 2000 лет назад. В гостях у ведущего передачи «Вопрос науки» Алексея Семихатова кандидат юридических наук Александр Владимирович Марей.

Гражданский кодекс, по которому мы живем, выстроен во многом на римском праве. Хотя, конечно, через несколько передаточных звеньев. Они начали это делать 3000 лет назад. Это оказалось на самом деле живучим. Им удалось создать практически универсальную систему.

Как одно из античных племен умудрилось распространить свое право на все человечество, в чем секрет? Надо рассматривать два варианта ответа. С одной стороны, нужно иметь римские легионы. Но с другой стороны, римляне внутри своей общины вырабатывают практически универсальную модель. Что такое право? Искусство доброго и справедливого, как его определяют юристы. Если мы сейчас спросим на улице, что такое справедливость и кто ее определяет, нам скажут: государство, что-нибудь такое высокое, страшное. А римлянин скажет: нет, большая справедливость возникает из маленьких частных, это совокупность множества частных справедливостей. Вот если со мной поступают справедливо, справедливо с вами поступают, справедливо с ним... Так мы перейдем к определению справедливости.

Здесь надо отойти назад и сказать вот о чем. Когда мы с вами говорим «право» — что думает современный человек? Особенно прослушавший курс обществознания или что-нибудь похожее. Он думает, что это система норм, установленных государством, гарантированных его силой. Сейчас — безусловно. В Древнем Риме государства не было. Есть община, какое-то количество людей, живущих на берегу Тибра. Им надо как-то жить, они начинают договариваться. Где-то понятные и человечные нормы, где-то не очень понятные, и не очень человечные, и нам не близкие. Но они начинают договариваться, поколение за поколением начинают пользоваться этими договоренностями — те закрепляются и нарастают. В определенный момент, в середине V века до н. э., записываются «Законы 12 таблиц». Важно то, что право прорастает снизу. Нет какого-то государства, которое приходит и дает это право.

Флавий Юстиниан I

Получается такая паутинка, опутывающая это сообщество. Потом паутинка становится сложнее, запутаннее, многограннее, многослойнее — время-то идет. Отношения усложняются, количество граждан растет. И для того, чтобы разбираться в этой паутинке, которая уже большая паутина, начинает требоваться помощь специалистов. Такими специалистами становятся юристы: «юриспрудентес» и «юрисперити», дословно «опытные в праве», «знающие в праве». Они становятся медиаторами в этой системе. Они, извините за жаргон, разруливают конфликты, разводя их.

До универсальности оставалось несколько веков. Со временем все это усложнялось, разрасталось и т. д. В определенный момент — очень сильно упрощаю, конечно, — юристы начинают воспринимать то, чем они занимаются, искусством. Очень красивое определение, когда юрист пишет про себя: мы называем себя жрецами справедливости. Это почти религия. Начинают воспринимать это как искусство, как науку, как то, что требует осмысления, постоянной рефлексии. Начинают разрабатывать систему права.

Если 20 лет назад представить российскую улицу, на которой одна машина въехала в другую, что бы сделали восемь из десяти водителей? Взяли монтировку и вышли разбираться. Что бы сделал римлянин? Пошел в суд, предъявил иск о возмещении ущерба. У него мозг был устроен так, что он искал бы правовую коллизию. Восстановить порушенную ниточку паутинки, чтобы она снова начала действовать. Именно система, которую они сумели разработать, оказалась универсальной. Именно римляне придумали, что право делится на частное и публичное. Что право делится на общее для всех народов и цивильное — то, что мы называем правом граждан какого-то народа. Наконец, то, что внутри права граждан будет деление на право лиц, право вещей и право обязательств. Право собственности относится к вещному праву. И внутри каждого из разделов пойдут подразделы, секции...

В том, что все это великолепие не пропало, огромную роль сыграл персонаж, живший 1500 лет назад. Это Восточная Римская империя, Западная уже отсутствовала примерно 60 лет как. На Востоке на императорский трон поднимают очень любопытную личность, выходца из простых людей по имени Юстиниан, которого охватывает совершенно неудержимая мечта, которая сейчас прозвучит очень зловеще. Потому что с тех пор мы видели много таких мечтателей восстановить Римскую империю в ее величии и мощи. Для него восстановление империи — это не просто вернуть все земли. Для него восстановление империи — это и приведение в порядок права. Выстраивание правового универсума.

Кодекс Юстиниана

У права, которое я описывал, права, растущего снизу, есть ровно один минус: число юристов не уменьшается, их становится все больше, больше. Те, кто жил давно, оставляют свои тексты. В судах начинается совершеннейший ужас, когда судья, к которому приходят истец и ответчик, вынужден выслушивать бесконечные отсылки стороны истца и стороны ответчика, это новые, новые, новые тексты. А потом разбираться во всех этих текстах. Бывали случаи, когда тяжба разрешалась в ту или иную пользу, когда истец уже давно умер, ответчик умер, их сыновья уже умерли. И результат тяжбы был озвучен внукам истца и ответчика каким-то очередным по счету судьей, потому что судьи тоже умерли.

По приказу императора Флавия Юстиниана (527–565 годы правления) его приближенный Трибониан собирает комиссию из самых лучших юристов и начинается огромная реформа права. Они начали в 529-м и в 541-м уже закончили. Создается то, что называется «Свод цивильного права», или «Свод Юстиниана». Из четырех частей огромный свод текстов, который определил всю правовую историю Европы вплоть до нашего времени.

Многое из того, что вы прочтете, будет близко, понятно и знакомо. Если мы перенесемся в Средние века Европы, плюс 700 лет к Юстиниану, мы имеем рукопись, где видим, что университеты Европы вырастали на изучении права Юстиниана. Да, университеты начинаются с изучения права. Юридические факультеты самые древние. Первенство оспаривают, как известно, медицинский и теологический факультеты, но мне приятнее думать, что все-таки юриспруденция была первой.

Обратите внимание (см. рис. «Кодекс Юстиниана» — прим. ред.): здесь идет текст свода в две колонки. Вокруг комментарии, опоясывающие весь текст. Это так называемая ординарная глосса. Комментарии — всего собрано более 100 000 фрагментов, — созданные в середине XIII века.

Дектрет Грациана

Конечно, механизм изучения был совсем другим, но любопытно, что Европа унаследовала римское право далеко не только там, где мы его ожидаем увидеть. Возьмем «Декрет Грациана». Я имею в виду монаха Грациана, а не императора. В середине XII века Грациан по заказу Святого престола Рима создает свод, который называет «Согласование несогласованных канонов». Свод канонического права церкви, но здесь очень много текстов римского права. Тексты, созданные в XII–XIV веках, определяли жизнь католической церкви до 1917 года. Потому что в 1917 году был уже принят кодекс канонического права, который был заменен в 1983 году вторым кодексом. Это уже отдельная история.

Про универсальность можно говорить и по-другому. Например, Наполеон на одном из самых знаменитых портретов в императорской одежде и диадеме имитирует Юстиниана I. Для него император — это Юстиниан. Этому есть еще доказательство. В 1804 году Наполеон становится императором. Что он делает именно в этот год? Провозглашает кодекс, который известен тогда как кодекс Наполеона, а сейчас весь мир знает его как французский Гражданский кодекс. Это он и есть, туда внесены поправки, обновления.

Если мы обратим внимание на современное право, в котором не так много, как хотелось бы, осталось от римского, то вот портал кассационного суда в Риме. Несколько статуй из тех, что там есть: Марк Антистий Лабеон, Сальвий Юлиан, Гай, Папиниан. Это все классические юристы от I века до нашей эры до III века н. э. Это же все классика римского права. Почему же эти статуи стоят на портале кассационного суда? Для судей совершенно однозначно, что эти юристы олицетворяют саму идею права. Ведь не то чтобы в стенах кассационного суда Рима цитируют ночи напролет римских юристов, нет. Но они олицетворяют саму идею того, что такое право, каким оно должно быть и какими должны быть юристы, если мы говорим про личный облик служителя.

Портрет Наполеона

Скажу крамольное. Вы видите государство. Государство, которого римляне не знали. Но что есть государство, как не правовой конструкт? Формально правовой, подчеркиваю. Если шагать через эпохи довольно широкими шагами, то господство частного права, частных отношений длилось очень долго, на самом деле. Оно приобретало самые разные формы, зачастую неприятные, сугубо извращенные, например феодализм, который не знал государства и, более того, был ему противоположен. Но все это господство частных отношений базируется на частных правовых сделках. Когда эта система начинает давать массовый сбой, а это где-то начало XV–XVI века, очень много чего в Европе творится, об этом можно много говорить. Но когда начинает давать сбой система, на первый план выходят кто? Не рыцари, не священники. Выходят горожане, бюргеры, буржуазия, которые говорят: дайте нам спокойно торговать, производить то, что мы продаем. Дайте нам спокойствие. Гарантируйте нам его юридически, гарантируйте нам права.

И медленно, очень медленно, где-то там до конца XVIII века, и очень мучительно начинает прорастать сама идея государства. Как гаранта, конечно. Как той системы институтов, которая очень четко выделяет публичное пространство, отделяя его от частных пространств, и гарантирует, что в публичных пространствах сделки и отношения будут в безопасности.

Конечно, еще влияет много чего — идея граждан для государства, идея силового управления. Это полностью противоположно, конечно. Если почитать теоретиков, на кого они будут ссылаться? Есть такое направление — юснатурализм, есть юристы, которые опираются на право и понимают, что сначала право, а потом государство. А есть те, кого называли легистами, от слова lex — «закон»: все, что дает государство, и есть право, любой закон становится правом. В Европе очень мощная культура того, что называется юридическим, то есть они понимают, что сначала право, а потом государство. В России традиционно первично было государство.

Статуи портала кассационного суда в Риме

Права человека — это наследие римского права. В самом Риме понятия прав человека не было, но это понятие вырастает из римского материала. Это в XVII веке впервые прозвучало как права человека, но это именно правовая культура. Вы видите борьбу за права отдельного человека, вы видите саму идею конституции как правоустанавливающего акта, документа, который создает политический порядок, обратите внимание. Легистам не нужна конституция, им нужна воля правителя. Легизм восходит в этом плане к Востоку, к тому, что называется восточной деспотией, когда есть воля монарха, а все остальное идет лесом.

Если мы когда-нибудь доживем до момента, когда римское право — система принятия справедливости как совокупности множества частных справедливостей — покажется нам эпизодом далекого прошлого, это значит, что мы доживем до того момента, когда конкретный человек для нас ничего не будет значить.

19.11.2018 16:00:09