Аборигены против цивилизации

Почему до сих пор есть народы, предпочитающие традиционный образ жизни?

Почему до сих пор есть народы, предпочитающие традиционный образ жизни? Рассказывает историк Андрей Владимирович Туторский, доцент кафедры этнологии МГУ, лектор культурно-просветительского проекта АРХЭ.

В середине XX века в Западном мире был распространен миф о том, что все коренные народы живут бедно, постоянно страдают от холода, голода, непредсказуемости охоты и вообще всегда находятся в страхе. Охотники и собиратели представлялись людьми, которые вечно страдают и вечно работают. Этот стереотип опроверг американский антрополог Маршалл Салинз: проанализировав экономические данные и механизмы в разных первобытных обществах, он выдвинул понятие общества первоначального изобилия, также известное как парадокс Салинза. Его суть заключается в том, что у «дикарей» на самом деле есть все, что нужно, и ничего лишнего. К примеру, зачем держать при себе множество вещей — они будут только отягощать. Запасы привязывают к месту, и с ними велик риск упустить момент, когда надо будет уходить на новую территорию.

Сколько бы мы ни смеялись над «дикарями», на самом деле никто из нас подсознательно не хочет жить в городах

Кроме того, первобытное общество с куда большим правом, чем наше, можно назвать цивилизацией досуга — здесь люди работают всего четыре (!) часа в день. А зачем больше? Ведь этого времени хватает, чтобы в достаточном количестве обеспечить себя и свою семью пищей. В остальное время можно заниматься тем, что на самом деле интересно: исследовать природу (может, не как европейцы, с помощью специальных приборов и сложных устройств, а на более простом уровне), обсуждать волнующие племенные вопросы или просто размышлять обо всем, что интересно.

Во-первых, жизнь в городах удобнее, во-вторых — проще. А еще есть уверенность в завтрашнем дне

После введения Салинзом понятия первоначального изобилия этнографы и антропологи задумались, что, сколько бы мы ни смеялись над «дикарями», на самом деле никто из нас подсознательно не хочет жить в городах. Посудите сами: значительную часть заработанных денег большинство из нас тратит на туризм, при первой возможности мы сбегаем из городских джунглей отдохнуть на природу, у нас сильна мода на экологически чистые продукты. А еще для решения проблем мы часто обращаемся к восточной философии, которая по сути своей гораздо более традиционна — если не по сравнению с аборигенами, то по крайней мере с философией западной. Все это наталкивает на выводы, что в цивилизации жить как будто никто и не хочет…

На самом деле у города, общепризнанного символа цивилизации, есть пара существенных (с точки зрения европейца) преимуществ. Во-первых, жизнь в городах удобнее, во-вторых — проще. Здесь меньше вероятность смерти в чрезвычайной ситуации, потому что может приехать скорая, меньше вероятность замерзнуть или умереть от лапы дикого зверя. А еще есть уверенность в завтрашнем дне.

Однако не стоит забывать, что в мире существует немало людей, выросших в снегах Гренландии или пустынях Австралии, и они прекрасно живут бок о бок с теми трудностями, которых мы так боимся. Более того, они никогда не променяют свой дом на «блага» цивилизации по собственной воле. Бывает, что они уезжают исключительно потому, что какая-нибудь нефтяная компания строит в местах их обитания нефтяную вышку или плантацию и, к примеру, разрушает пространство кочевания, разбивая его на две части.

Когда нарушаются традиционные формы культуры и экономики, встает вопрос, может ли абориген что-то противопоставить цивилизации или он должен перестраиваться сам. Чаще всего абориген никак не может сопротивляться вторжению более сильного Западного мира и вынужден под влиянием обстоятельств переориентироваться на западный образ жизни. Так мест, где можно вести традиционный образ жизни, становится все меньше, а «цивилизованных» городов — все больше и больше.


Андрей Владимирович Туторский, доцент кафедры этнологии МГУ, кандидат исторических наук, лектор культурно-просветительского проекта АРХЭ