Как и зачем выбирают слово года в разных языках?

Отвечает кандидат филологических наук Александр Чедович Пиперски, лектор культурно-просветительского проекта «Архэ»

Впервые слово года было выбрано в Западной Германии в 1971 году. Победителем стал южнонемецкое слово aufmüpfig — «строптивый». На постоянной основе немцы выбирают слова года с 1979-го, Американское диалектологическое общество начало определять его с 1990-го, а дальше похожие проекты стали активно множиться. Слово года позволяет сквозь призму языка взглянуть на то, чем жило общество в уходящем году. А поскольку мы любим подводить итоги года, то неудивительно, что эта затея получила такую популярность.

Хороший обзор слов 2018 года в разных языках можно найти в сюжете телеканала «Настоящее время». Это видео показывает, что никакого единственно правильного способа выбирать слово года не существует: иногда опираются на мнение экспертов, иногда — на массовое голосование, иногда — на что-то более объективное: например, на количество запросов к словарю.

Побеждают слова очень разных типов: то старые, к которым внезапно ожил интерес, то совсем новые, обозначающие какие-то явления общественной жизни. Например, в английском языке в этом году среди слов года по разным версиям упоминаются toxic — «токсичный», single-use — «одноразовый» и justice — «справедливость». А экспертный совет при Центре творческого развития русского языка, возглавляемый Михаилом Эпштейном, выбрал словом года «новичок». Хорошо заметно, что совет склонен отдавать предпочтение словам, связанным с актуальными политическими событиями: в предыдущие годы победителями объявлялись «реновация», «Брекзит», «беженцы», «Крымнаш» и «Госдура».

Но самый, пожалуй, интересный вопрос в связи с выборами слова года не лингвистический, а социологический: за кем общество признает право определять такие слова? В англоязычном мире в этой почетной роли обычно выступают издательства, выпускающие авторитетные словари, в Германии — Общество немецкого языка, а для русского языка эту функцию взял на себя уже упомянутый экспертный совет. Но, например, в середине ноября Агентство городских новостей «Москва» взяло интервью у Михаила Осадчего, проректора Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина, и он сказал: «Это мой личный выбор: слово года — "шпиль", на втором месте — "пенсионный"». Уточнение про личный выбор немедленно потерялось, и по СМИ стала распространяться новость: в Институте русского языка назвали слово года. Это показывает, что журналистам и публике часто хочется, чтобы слово года определяла какая-нибудь именитая организация и освящала этот выбор своим авторитетом.


Александр Чедович Пиперски, кандидат филологических наук, доцент Института лингвистики РГГУ, научный сотрудник Школы филологии НИУ ВШЭ, лауреат премии «Просветитель-2017» и лектор культурно-просветительского проекта «Архэ»

11.03.2019 12:06:31