Статьи
Интервью
Как отличать псевдонауку

Интервью с биологом Александром Панчиным, участником международного фестиваля науки и технологий Geek Picnic. 13–14 июля выступления известных ученых и популяризаторов науки пройдут на Воробьевых горах в Москве.

Последние несколько лет телеканал «Наука» проводит опрос о страхах россиян относительно научного прогресса. Вторую строчку занимает страх, связанный с генной инженерией. Как вы можете это прокомментировать?

Страхи про генную инженерию связаны с тем, как эту тему подают средства массовой информации. Например, недавно по телевизору показали новость о том, что в Испании умер человек, который съел помидоры с геном рыбы, — вот вам пример обычного фейка. Это была новость, изначально вышедшая в 2015 году на сайте фейковых новостей. Публиковалась откровенная ерунда с фотографией из каких-то старых источников. И человек, который якобы умер, вообще даже не испанец, а американец. 

Подобные фейковые новости появляются очень часто, и у людей возникает ошибочное представление о генной инженерии и о том, что такое генетически модифицированные организмы. Чтобы эти страхи поуменьшить, надо пояснить, что гены есть у всех животных и у всех живых организмов, что мутации возникают в каждом поколении. Что генная инженерия — это просто способ более точно контролировать эти мутации, чтобы не полагаться на случайность, как это происходит при обычной селекции в растениеводстве или животноводстве, а получить разумный дизайн.

Еще одна нашумевшая фейковая история — про французского ученого, который изучал крыс, евших ГМО, и утверждал, что те крысы, которые ели генно-модифицированную кукурузу, чаще болеют раком. Но на самом деле никакого статистического анализа не проводилось, а если его провести, то оказывается, что нет никакой разницы в смертности и количестве опухолей между крысами, которые ели ГМО и не ели ГМО. В этой работе использовались крысы линии Sprague Dawley, у 45% особей этой линии возникает рак к полутора годам жизни. Фотографии этих крыс показывали по телевидению и говорили, что они ели ГМО и заболели раком, не уточняя, что такие же точно крысы с такими же опухолями были в группе, в которой не ели ГМО. Статью французского ученого потом отозвали из научного журнала. Вот так рождаются страшилки и фейки — людей запугивают, и эти страшилки могут использоваться для недобросовестного маркетинга. Потому что есть компании, которые позиционируют свою продукцию под девизом: «У нас нет ГМО!», то есть «наши продукты лучше и поэтому дороже». Особенно забавно, когда речь идет о продуктах, у которых вообще нет аналогов с генно-модифицированными компонентами. Допустим, молочная продукция без ГМО — это чистой воды маркетинг, потому что не существует генно-модифицированной молочной продукции на рынке. 

Как вы считаете, может ли просветительская работа побороть подобные опасения или некоторая часть общества всегда будет испытывать предубеждения против технологического прогресса?

Мне кажется, что у нас есть проблема с образованием. Очень часто мы проводим опросы, которые посвящены знаниям людей в области биологии. Они показывают, что многие люди не понимают базовых вещей: например, что гены есть не только у генно-модифицированных организмов, но и у обычных. Школьные учебники очень сильно устарели, в том числе и особенно по биологии. Условия для преподавания биологии не самые лучшие. Вместе с тем в школах появляются предметы, которые, как мне кажется, не нужны и не способствуют научно-техническому прогрессу. Например, вместо основ православной культуры лучше бы дети больше времени уделяли химии, физике, биологии и другим наукам, что могло бы им в дальнейшем помочь не стать жертвами дезинформации. Есть глобальная проблема с образованием, и спрос на научно-популярную литературу, мне кажется, в значительной степени обусловлен тем, что люди не удовлетворены своим образованием и хотят знать больше, им приходится обращаться к нам. Актуальность научно-популярного движения отчасти связана с тем, что приходится рассказывать такие вещи, которые люди, по идее, должны иметь возможность узнавать сами или получать в рамках школьного образования, но этого не происходит. 

Казалось бы, в наше время, благодаря интернету, информация, в том числе научная, доступна, как никогда. Почему не повышается уровень знаний у большинства людей?

Потому что в интернете можно найти всё: как правильную информацию, так и неправильную. Все эти фейки и фальшивки живут в Сети наравне с научными данными. Человек, который получил хорошее базовое образование, может понять, что, например, сайт противников ГМО напичкан кучей откровенно ненаучных утверждений. Он может этот сайт игнорировать и ему не доверять. Но если человек не получил базового образования или получил его в несколько другой сфере (допустим, он филолог, но ему нужно разобраться в вопросах биологии), то понять, на каком сайте научная информация, а на каком псевдонаучная — уже не так легко. 

У далеких от науки людей нет ни времени, ни желания вникать в суть различных технологий, поэтому они привыкли принимать сторонние мнения на веру. Поэтому их любимый аргумент в любом споре: «Почему я должен верить тебе, а не вон тому парню?» Есть ли возможность создать простую методичку по информационной гигиене, которую можно заучивать со школы, наряду с правилами перехода дороги и мытья рук перед едой?

Простой методички, наверное, не существует, потому что все не так просто. Но есть несколько вещей, которые могут сильно снизить вероятность того, что человек подхватит какой-либо вирусный псевдонаучный мем. Во-первых, нельзя просто так верить кому-то на слово, даже если у человека есть серьезные академические регалии. Так уж устроено (а в России особенно), что и степень может быть куплена, и членство в каких-нибудь академиях наук, которые имитируют отношение к РАН, на самом деле фальшивка. Важно, чтобы человек, который делает утверждение, мог сослаться на конкретные научные исследования, желательно опубликованные в международных научных журналах, которые дорожат репутацией и имеют систему рецензирования. Часто люди, которые отстаивают какие-либо псевдонаучные теории, при вопросе: «Откуда вы это знаете?» — теряются. Но даже то, что опубликовано в научных журналах, не всегда соответствует действительности. У меня про это есть лекция, где я рассказываю про подводные камни в науке: «Знамения научного апокалипсиса». Например, стоит знать о том, что далеко не все исследования оказываются опубликованными. Преимущественно публикуются исследования с положительными и новыми результатами. А публиковать попытки воспроизвести эти результаты или отрицательные результаты журналы не всегда берутся. Поэтому есть много неподтвержденных научных новостей — это стоит учитывать. Если вы услышали какую-то новость и при этом она кажется вам подозрительной, то есть вероятность, что она и правда подозрительная. 

Есть еще несколько признаков, очень характерных для псевдонауки. Это, например, различные теории заговоров — про то, что миром правит какое-нибудь тайное общество, что оппоненты куплены, действуют из злых или коммерческих интересов. Конфликт интересов действительно бывает, но не в масштабах всей науки. И это не должно быть центральным пунктом возражения на какую-либо тему, особенно если доказательств злого умысла нет. Никогда не нужно делать поспешных выводов — нужно разобраться и посмотреть, что об этом говорят независимые, материально незаинтересованные специалисты.


Александр Панчин — кандидат биологических наук, член Комиссии РАН по борьбе со лженаукой, лауреат премии «Просветитель»

11.07.2019 10:25:53