Статьи

Интервью
Как увидеть цвет в буквах

Интервью с лингвистом и психологом Антоном Дорсо, участником II Международной конференции по синестезии. Мероприятия мультидисциплинарной программы с участием представителей науки и искусства пройдут в Москве с 16 по 20 октября 2019 года.

Судя по доступным определениям синестезии, четкого описания феномена не существует, потому что такой тип восприятия очень индивидуален. У людей и так большие проблемы с пониманием себе подобных, а научному сообществу для коммуникации вообще приходится пользоваться специальной системой терминов с четкими и недвусмысленными определениями. Какую пользу обществу может принести изучение частных случаев восприятия окружающего пространства отдельными немногочисленными индивидуумами?

Давайте разделим этот вопрос на три отдельные темы. Во-первых, об индивидуальности психофизиологического феномена и возможности его четкого описания. В этом отношении синестезия никак не отличается от других явлений, свойств и функций, постулируемых и исследуемых науками когнитивного направления. Возьмем, к примеру, память как психическую функцию. Ее трудно описать, так как все случаи ее использования или проявления у человека, проживающего уникальные культурно-исторические периоды, сугубо индивидуальны, но, тем не менее, мы можем обратиться к определенному уровню обобщения и абстрагироваться от индивидуальных случаев и таким образом дать памяти общее определение.

То же и в отношении синестезии. Действительно, случаи могут очень разниться, но специалисты соглашаются, что феномен синестезии — это необычная связь сенсорных (чувственных) и когнитивных (обобщающих) систем, которая проявляется в том, что восприятие определенных явлений и абстрактных понятий вызывает дополнительные, нехарактерные для этих явлений сенсорные переживания в виде цвета, вкуса, прикосновения и т. д. В частности, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки музыки — ощущение вкуса, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве и т. д. Мы также должны включить в наше понимание синестезии то, что она не связана с опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии, она возникает непроизвольно из-за дополнительных нейронных связей в мозге и не меняется с годами. То есть наше общее определение как раз имеет необходимую четкость несмотря на то, что такое обобщение, в науке называемое редукцией, то есть упрощением, действительно теряет индивидуальность, но зато обретает узнаваемую универсальность.

Пример графемно-цветовой синестезии, значительно ускоряющей восприятие и анализ информации © CC BY 2.5

Во-вторых, без научного словаря, без научно-психологических, лабораторных исследований никто бы из нас не понял, что такое врожденная синестезия, в чем особенность составляющих ее необычных реакций! Наука как раз способствует пониманию людей друг другом, пытаясь построить общую картину мира с четким словарем терминов, донося их значение и значимость до всех людей, выстраивая систему понятий, в которых бы отражалось наше общее представление о мире — чтобы способ выражения получили наши чувства, функционирование нашей психики, наше самопонимание и взаимодействие с предметным миром и т. д. Если бы мы говорили исключительно на основании индивидуального опыта и субъективности, то вряд ли бы могли разжечь костер, построить простейший дом-укрытие, не говоря уже о цивилизации или проведении исследований таких феноменов, как интеллект и синестезия.

В-третьих, значение исследований индивидуальных особенностей синестетического восприятия огромно. Ведь именно исключения из правил, статистическая необычность помогают четче выделить закономерности — в том числе психологические, нейрофизиологические. Понять, что, например, в физиологии работы мозга соответствует тем или иным осуществляемым процессам и субъективно переживаемым феноменам. Посредством изучения синестезии мы, исследователи, приближаемся к открытиям закономерностей работы языка, связей в функционировании когнитивной и сенсорной систем, метафорического мышления, сознания и его форм, генетических основ строения и функций нервной системы, в целом их наследственности (психогенетических законов). Более того, понимать синестезию важно не только ученым и самим синестетам — на результатах исследования этого феномена основывают свою работу дизайнеры, IT-специалисты (в сфере искусственного интеллекта). И конечно же, синестезия вдохновляет живописцев, музыкантов, мультимедиа- и science/art-художников.

В вашей визитке на сайте MoscowUrban FEST указано: «Сторонник понимания синестезии как единого, универсального познавательного процесса». Как процесс может стать универсальным, если синестетом надо родиться?

Да, все правильно. Только моя позиция нуждается в небольшом развернутом пояснении. Дело в том, что популярное утверждение «все мы — синестеты» уже много раз пересматривалось и усложнялось. Для меня эта сторона вопроса интересна сама по себе. И чем просто исключительно на основании «здравого смысла» ставить в один ряд врожденную синестезию, синестезию как осмысленный художественный прием и синестезию как познавательный процесс, нужно поставить вопрос о возможной природе связи этих явлений. Без сомнения, заметнее всего синестезия проявляется как перенос переживаний из одной модальности в другую, например звук в цвет, но ее суть, по-моему, не в этом.

Законы синестезии, как показывает мой опыт исследования, выражаются в том, что, с одной стороны, когнитивно сложные познавательные механизмы, которые чаще приписываются исключительно роду человеческому, в каком-то своем основании функционально связаны теснее, чем это можно предположить, с более простым сенсорным опытом. Иными словами, в систематизированных связях стимулов и реакции синестезии (например, буква — цвет) можно обнаружить одновременно как нечто, отсылающее нас к более простым способам отражения мира (цвет), так и то, что делает человеческое сознание сложным и совершенно уникальным явлением природы (символ). Таким образом, синестезия — сплав сенсорного и символического, в котором символическое использует ту же систему (категорию) однородных переживаний в виде цветовых оттенков, и одновременно с этим сенсорное у человека как бы освобождается от физического диктата органов чувств и начинает подчиняться символическому.

Следовательно, сам момент переноса ощущений из одной модальности в другую иногда может отсутствовать или проявляться как подчиненный процесс — цвет как реакция на буквы возникает сам по себе, а не в качестве ассоциации с чем-то в физическом мире. Ассоциация может подбираться уже постфактум — под возникшее цветовое проживание. Это как раз объединяет синестетов с врожденной синестезией и людей без этого феномена. У синестетов подчинение сенсорного символическому (например, ощущение музыки в цвете) проявляется ярче, но возникает это как бы одноразово и закрепляется на всю жизнь. В остальных случаях (как у синестетов, так и у несинестетов) мы постоянно насыщаем сенсорными ощущениями абстрактные понятия, абстрагируем цвета, вкусы, запахи в связях своего опыта, но главное — в символическом осмыслении сенсорных свойств. Мы можем видеть и слышать, а в некоторых случаях чувствовать тактильно, кинестетически, на вкус и т. д. то, что отсутствует в непосредственном опыте. В искусстве этого больше всего, но те же закономерности «образности» ежедневного познания складывают, так сказать, поэзию обыденности. Именно в этом смысле, с моей точки зрения, все мы — синестеты, а синестезия — универсальный познавательный процесс.

Вы являетесь основателем и научным куратором Российского синестетического сообщества. Расскажите, чем оно занимается и какого рода исследования проводит?

У сообщества, как оно изначально и задумывалось, общественная функция — распространять информацию о синестезии, знакомить людей с синестезией и без нее друг с другом, помогать им обмениваться опытом, сравнивать и обобщать этот опыт, собирать библиотеку и видеотеку, обсуждать открытия и делиться вдохновением. Все-таки научным исследованием синестезии занимаются научно-исследовательские институты, лаборатории и исследовательские коллективы, помогать которым в поиске людей с определенными разновидностями синестезии, готовыми участвовать в исследованиях, также является миссией сообщества. Например, исследовательская группа «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства Московского государственного психолого-педагогического университета — как раз такая группа и пока единственный коллектив в России, планомерно и на основе принятой программы исследующий врожденную синестезию. Сообщество же активно способствует исследованиям, так как именно в нем можно найти добровольцев для тестирований и опросов, увидеть, какие вопросы более всего волнуют людей, в чем заключается интерес людей с синестезией (или почему он отсутствует).

Участники Российского синестетического сообщества, например, полтора года назад с большим энтузиазмом откликнулись на просьбу перевести на русский язык страницы «Википедии» о синестезии. Где-то месяца три ушло на перевод практически всей информации, которую можно было найти о синестезии в этой публичной энциклопедии. Немаловажно и то, что за восемь с лишним лет существования сообщества оно объединило почти 3000 человек, помогло собрать около 500 анкет, провести более 30 исследований как мне, так и другим ученым (сколько было проектов у других исследователей, мне доподлинно не известно), предоставить журналистам возможность найти желающих для участия в программах о синестезии на ТВ, стать источником личных историй для многочисленных статей в интернет-прессе и т. д. В целом сообщество ведет жизнь без обязательств, интерес к синестезии — его главная движущая энергия.

Как человек может понять, что он синестет? И стоит ли в таком случае немедленно зарегистрироваться в синестетическом сообществе, чтобы оказать пользу науке?

Существуют многочисленные опросники, анкеты и тесты на синестезию — в том числе и на русском языке. В них можно найти вопросы с описанием «классических» и редких синестетических реакций, ознакомиться с тем, каким языком исследователи описывают феномен синестезии, как классифицируют связанные с ней переживания. Это поможет вам понять объект исканий, сравнить со своим субъективным миром, подтолкнуть к сравнению с переживаниями других людей в кругу знакомых. Узнать в себе синестета проще человеку, у которого развита рефлексия, то есть желание и умение из смутного хаоса субъективных переживаний вынести на «свет своего сознания» закономерности ощущений, связи своих реакций и их причин, оценить степень подконтрольности своих переживаний, их постоянства и необычности — все, о чем мы говорили, когда речь шла об определении врожденной синестезии. Рефлексия — это уже само по себе светлое и полезное умение, которое вкупе с наблюдательностью и общительностью обогащает наши жизненные переживания. Если предыдущая фраза показалась вам банальной, то все это, скорее всего, у вас есть в полной мере. И если до сих пор вы синестезию в себе не обнаружили, то либо ваш возможный тип синестезии очень редок, либо нужно искать в себе иные формы проявления индивидуальности, особо не рассчитывая на наследственность, научные рецепты и советы друзей.

Однако если наследственность вам «благоволила» и ваш генетический код включает информацию о синестезии, которая, кроме того, проявилась в той мере, которая позволила вам обнаружить у себя необычные реакции, подпадающие под приведенное выше определение, — тогда у вас есть еще один повод рефлексии и свободный выбор для самоопределения. Во многих случаях синестезия — нейтральное явление, часто осознанно оставляемое ее обладателем на границе сознания. Можно найти сообщество, делиться впечатлениями, сравнивать и заниматься творческими исканиями. А можно просто знать о том, что вы синестет, и спокойно решить для себя, что вы не Римский-Корсаков, не Набоков и не Леди Гага. Может быть, кто-то еще непризнанный или даже не ищущий признания. Синестезия несколько увеличивает степень свободы выбора, как и все остальное в нашем символическом сознании, что делает нас людьми.


Антон Сидоров-Дорсо — лингвист, психолог, основатель и научный куратор Российского синестетического сообщества, соучредитель Международной ассоциации синестетов, деятелей искусства и науки (IASAS)

Читайте также
В Москве пройдёт фестиваль дрон-рейсинга Rostec Drone Festival
В Москве пройдёт фестиваль дрон-рейсинга Rostec Drone Festival
Мероприятие состоится в московском Парке Горького с 24 по 25 августа 2019 года
Геологи выяснили, как быстро переворачиваются магнитные полюса Земли
Геологи выяснили, как быстро переворачиваются магнитные полюса Земли
Последнее изменение ориентации магнитного поля Земли заняло гораздо больше времени, чем считалось раньше