Статьи
Статья
Жестокая психология

Психология — наука о психических процессах, состояниях и свойствах человека. Эксперименты психологов помогают двигать эту науку вперед, но со стороны могут показаться очень жесткими и даже опасными для психики участников. Мы выбрали пять самых неоднозначных опытов, которые нарушают современные этические правила, разработанные для ученых.

Маленький Альберт

100 лет назад в США прошел эксперимент с младенцем. Американский психолог Джон Уотсон со своей ассистенткой и возлюбленной Розали Рейнер решили сформировать чувство страха у девятимесячного мальчика, которого они назвали в своих отчетах Альбертом. По какой-то причине он оказался в их распоряжении, пока его мать работала няней в местном приюте. Сначала исследователи проверили реакцию ребенка на маски, горящую газету, хлопковую пряжу. Мальчик проявил себя бесстрашным и флегматичным. Затем к нему поочередно подвели живых животных: обезьяну, собаку, белую крысу, кролика. Он также их не испугался. В следующей части эксперимента малышу показали белую крысу и в тот же момент экспериментатор ударил молотком по стали: от резкого звука ребенок заплакал. Этот страх подкрепили дальнейшим показом животных в сопровождении пугающего шума. Вскоре Альберт стал бояться и крысы, и собаки, и кролика, и мехового пальто даже тогда, когда никакого звука не было. Исследователи хотели провести обратный опыт и избавить мальчика от страха, но не успели: мать прознала про опыты и поспешно увезла сына. Джон Уотсон был основателем бихевиоризма и считал, что поведение человека состоит из рефлексов и им можно управлять, как и поведением животных, используя стимулы: подкрепление и наказание.

Шоковая терапия

До какой степени человек готов подчиняться чужому авторитету? Это решил проверить опытным путем американский психолог Стэнли Милгрэм в начале 1960-х. На эксперимент его вдохновили признания на суде сотрудника гестапо Адольфа Эйхмана, который не считал себя виновным в гибели множества людей, а говорил, что просто исполнял приказы. «Я был обязан выполнять правила войны и служил своему знамени», — сказал он перед повешением.

Милгрэм создал своего рода «филиал» гестапо в лаборатории. Добровольцы выступали в роли учителей: они выдавали задания нерадивому ученику, которого изображал актер. За каждый неправильный ответ «учитель» должен был карать «ученика» ударом тока, с каждым разом увеличивая силу разряда на 15 В. Всего перед добровольцем было 30 переключателей от 15 до 450 В с предупреждающими надписями: от «слабый удар» до «крайне интенсивный» и «опасный». На двух последних стояла надпись «XXX». Актер разыгрывал муки от удара током, причем его сценарий был расписан в зависимости от силы разряда. В одном из опытов он находился в другой комнате и лишь стучал в стенку, когда разряд достигал 300 В. В другом играл более активно: вскрикивал, начиная с 75 В, на отметке 150 В просил завершить эксперимент и жаловался на сердце, на 270 В кричал и молил остановиться, на 300 В начинал хрипеть, а начиная с 345 В замолкал и не подавал признаки жизни. Все это время «учителя» подначивал экспериментатор, который повторял заранее придуманные фразы: «Пожалуйста, дальше», «Условия эксперимента требуют, чтобы вы продолжали», «Чрезвычайно важно, чтобы вы продолжали» и «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать». Если «учитель» особо беспокоился об «ученике», ему отвечали: «Несмотря на то что удары током могут быть болезненными, они не приведут к долговременным повреждениям тканей» и «Нравится ли ученику это или нет, вы должны продолжать, пока он не выучит правильно все пары слов». Каждому добровольцу давали $4,5 за участие в эксперименте, но подчеркивалось, что они выдаются за приход в лабораторию и полагаются участнику независимо от его поведения.

Что показал эксперимент? Неожиданную для психологов жестокость добровольцев. Из 40 мужчин-участников 63% подавали разряд в 450 В. Они следовали команде экспериментатора до самого конца: опыт прекращался после трехкратной подачи максимального разряда. Сам Милгрэм ожидал, что участники остановятся на 135 В. А его коллеги-психиатры предсказывали, что до отметки «ХХХ» дойдет максимум один человек из тысячи. Даже слова о слабом сердце «ученика» не разжалобили добровольцев. Милгрэм провел серию повторных опытов и получил результат от 65% до 93% безоговорочного подчинения требованиям экспериментатора. Этот опыт считается классическим в психологии и доказывает огромное влияние авторитета.

Тюремный эксперимент

Еще один американский психолог Филипп Зимбардо, школьный товарищ Милгрэма, провел в 1971 году эксперимент куда более жестокий. Он организовал настоящую тюрьму в подвале факультета психологии в Стэнфордском университете. Сделано это было по заказу Военно-морского флота США, который хотел найти объяснение постоянным конфликтам, бунтам и садистскому поведению охранников в морских тюрьмах. Добровольцев нашли через газету, предложив им на две недели стать узниками за плату $15 в день (примерно $90 по современному курсу). Среди 24 тщательно отобранных, психологически устойчивых участников с помощью подбрасывания монетки распределили роли: кому быть заключенным, а кому охранником. Задерживать «узников» в назначенный день пришли настоящие полицейские, арест производился в грубой форме: с обыском и наручниками, на глазах у соседей. Они были помещены в тесные мрачные камеры, где провели шесть дней. И заключенные, и тюремщики носили одежду, которая не оставляла никаких индивидуальных примет. У стражников — униформа, свистки, дубинки, темные очки (для исключения визуального контакта). У узников — безликая короткая роба без нижнего белья, цепочка на лодыжке, нелепая шапка из нейлона и номер, который на время эксперимента стал именем. Сам Зимбардо объявил себя «директором» тюрьмы и разрешил тюремщикам все, кроме физического насилия.

«Создайте у заключенных чувство тоски, чувство страха, ощущение произвола, что их жизнь полностью контролируется нами, системой, вами, мной и у них нет никакого личного пространства… Мы будем разными способами отнимать их индивидуальность. Все это в совокупности создаст у них чувство бессилия. Значит, в этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой», — напутствовал их Зимбардо

Эксперимент очень быстро стал жестоким. Каждый третий охранник проявил садистские наклонности. Над узниками глумились, их запирали, ограничивали в еде, стравливали между собой, заставляли спать на голом бетонном полу и мыть туалеты без перчаток, а также устраивали изнурительные переклички и физические упражнения. Заключенные пытались бунтовать, устраивали голодовку, но стихли, когда им было сказано о том, что среди них информатор, и пустили в ход другие угрозы. В какой-то момент Зимбардо узнал о плане побега и потребовал у полиции переместить узников в настоящую тюрьму, а получив отказ, был очень зол и возмущен — настолько он вжился в роль директора. Эксперимент был прерван по просьбе его аспирантки и невесты Кристины Маслак, которая одна из 50 свидетелей сочла происходящее неэтичным.

С точки зрения психологии этот опыт доказал, что человек действует не только благодаря внутренним убеждениям, но и под влиянием навязанной ему социальной роли и идеологии. Ситуация и авторитет кого-либо могут повлиять на поведение индивида больше, чем его собственные моральные установки.

Мнимые больные

В 1973 году психолог Дэвид Розенхан организовал психологический эксперимент в психбольницах. Он сам и 11 добровольцев были госпитализированы в 12 учреждений в пяти разных штатах США после того, как сообщили врачам о голосах в голове. Все они жаловались, что слышат неразборчивый голос, который произносит что-то похожее на три слова: «пустой», «полый», «стук». Эти слова были выбраны неслучайно: согласно опубликованным данным, этого было недостаточно для диагностирования психоза, имелись лишь признаки экзистенциального кризиса. Хотя пациенты после госпитализации сразу же прекращали симулировать галлюцинации и вели себя нормально, их продержали в психбольницах от 7 до 52 дней, в среднем по 19 дней, и все это время лечили медикаментами: 11 человек от шизофрении и одного от маниакально-депрессивного психоза. Когда их наконец выписали, диагноз был один: «шизофрения в стадии ремиссии». Таким образом, по мнению Розенхана, врачи расписались в своей беспомощности, сразу назвав заболевание неизлечимым и поставив на здоровом пациенте пожизненное клеймо.

Интересно, что врачи не распознали симулянтов, а 35 настоящих пациентов клиник утверждали, что эти люди здоровы, и даже догадались, что это исследователи или журналисты. Это было несложно: псевдопациенты вели записи, не таясь. Лекарства они спускали в унитаз. Участники эксперимента отметили, что многие сотрудники больниц ведут себя грубо, равнодушно и в среднем врачи уделяют каждому пациенту менее 6,8 минуты в день.

«Данные свидетельствуют об огромной роли стигматизации в психиатрической диагностике. Нет ничего такого, что единожды заклейменный шизофреником псевдопациент может сделать, чтобы преодолеть эту стигму. Стигма основательно окрашивает впечатления других о нем и его поведении», — сделал вывод из этого опыта Розенхан, заявивший своим исследованием о неэффективности психбольниц и несостоятельности врачей отличить здорового человека от больного

О ненадежности психиатрической диагностики свидетельствует и последующий эксперимент Розенхана. Психолог договорился с известной психбольницей о том, что туда в течение трех месяцев поступит один или несколько фальшивых пациентов. На самом деле он не послал никого. Но врачи, осведомленные о первом эксперименте, были очень мнительны и объявили симулянтами 41 из 193 поступивших пациентов. Симптомы еще 42 человек им показались сомнительными. После публикации итогов исследования Розенхана разгорелся скандал и долго не утихали споры о его этичности.

Разжигание агрессии

Канадский психолог Альберт Бандура, потомок украинских и польских эмигрантов, активно занимался моделированием детской и подростковой агрессии. В опыте 1961 года, проведенном совместно с коллегами Доротеей и Шейлой Росс, он проверил, насколько дети склонны перенимать модель поведения взрослых. Воспитанников детского сада при Стэнфордском университете по очереди заводили в комнату, где в одном углу были их любимые игрушки, а в другой сидел агрессивный взрослый, который, поиграв минуту в конструктор, начинал всячески издеваться над 150-сантиметровой куклой Бобо. Он не только бил ее, но и садился на нее верхом, стучал по голове молотком, пинал и подбрасывал, приговаривая: «Врежем ему по носу», «Он точно крепкий парень» и т. п.

Через десять минут ребенка забирали и отводили в комнату для культивации его собственной агрессии: она была полна игрушек, но играть запрещалось, причем экспериментатор сообщал о запрете, когда ребенок уже пару минут поиграл с выбранным объектом. Говорилось, что «эти игрушки для других детей», а ему можно поиграть, с чем он сам захочет в другой комнате. Расстроенного малыша переводили в третье помещение, где были куклы, машинки, мячик, раскраски, игрушечный сервиз и предметы из первой комнаты: кукла Бобо, молоток и конструктор. Все игрушки выкладывались в одной и той же последовательности перед каждым ребенком. Далее психологи следили: будет ли ребенок копировать действия взрослого из первой комнаты?

У исследователей было три гипотезы. Первая: дети скопируют агрессивные действия взрослого. Их поведение будет отличаться от двух других групп, где дети просто играли в любимые игрушки (взрослого не было, но сообщалось, что это ему принадлежат кукла Бобо, молоток и конструктор) и где видели, как взрослый спокойно играет с конструктором. Вторая: те, кто наблюдал за играми спокойного взрослого, не будут проявлять агрессию. Третья: среди 36 мальчиков и 36 девочек, участвовавших в опыте, дети будут склонны повторять поведение экспериментаторов своего пола. Четвертая: мальчики будут вести себя более агрессивно, чем девочки. Все четыре гипотезы подтвердились. Дети действительно копируют поведение взрослых. Исследование вошло в историю психологии под названием «Эксперимент с куклой Бобо».

Интересная тема? Читайте также наш материал «7 долгосрочных экспериментов».

17.10.2019 12:03:41