Статьи
Статья
Почему мы врем?

Каждый день мы кого-то обманываем: сглаживаем острые углы, говорим комплименты, врем, чтобы скрыть свои ошибки и выставить себя лучше, чем мы есть. Как появилась у человека эта суперспособность — говорить неправду и что думают по этому поводу ученые?

Обман как эволюционный механизм

Чарльз Дарвин первым предположил, что мозг человека — такой же результат эволюции, как и весь человеческий организм. Современные исследования подтверждают эту гипотезу: мозг наших предков, произошедших от приматов, в целом похож на мозг обезьян, но значительно больше его. Наши ДНК схожи с ДНК шимпанзе как минимум на 95%. Но если высшие приматы тратят на свой «думающий» орган 8% энергии, то у человека умственная деятельность сжирает 25% энергии, а у новорожденного — еще больше: 60%. Когда же произошло столь значимое увеличение мозга? Археологи установили, что это случилось 1,5–2 млн лет назад — в то же время гоминиды перешли на мясную пищу и смогли дать энергию развивающемуся головному мозгу. Но как и почему древние люди научились врать?

Ученые считают, что на рост мозга и появление способности лгать повлияла бурная жизнь наших предков в социуме. Когда приматы спустились с деревьев и приступили к собирательству на открытых равнинах, их выживание оказалось тесно связано с сородичами. Чем больше группа, тем больших интеллектуальных усилий требует установление контакта с каждым из членов. В результате налаживания разносторонних связей началось быстрое развитие мозга гоминид.

Склонность ко лжи можно проследить и у других животных: мимикрия, способность к маскировке — это тоже своего рода обман. Но еще ярче эта способность проявляется у обезьян. Ричард Берн и Эндрю Уайтен, антропологи из шотландского Университета Сент-Эндрюса, еще 30 лет назад изучали различные проявления хитрости в повадках шимпанзе, горилл, орангутангов — приматов, наиболее похожих на людей, и выяснили, что они умелые обманщики. В работе «Макиавеллианский интеллект» ученые классифицировали различные виды лжи у этих обезьян: передразнивание, притворство, утаивание, отвлечение внимания.

«Ложь — один из наиболее легких способов получить желаемое, — рассказывает исследователь лжи Сиссела Бок из Гарвардского университета. — Гораздо проще кого-нибудь обмануть и завладеть его деньгами или имуществом, чем применить физическую силу». Ученые считают, что такая форма поведения возникла примерно в то же время, что и человеческий язык. Способность влиять на других членов племени без физического принуждения давала преимущества в борьбе за ресурсы и продолжение рода.

В условиях первобытно-общинного строя шансы на выживание повышались у тех Homo sapiens, которые умели хитроумно и с пользой для себя манипулировать сородичами: вводить их в заблуждение, настраивать на доброжелательный лад, выпрашивать помощь и пищу, завоевывать полового партнера. Так «сладкая ложь», елейная лесть, обман, подкуп, обольщение партнера и другие средства были хорошим подспорьем в естественном отборе. По мере усложнявшейся социальной активности, роста племени и увеличения у индивидуумов мозга совершенствовались и способы лжи. Разум людей развился за счет социальных интриг и расчетливого сотрудничества. В дальнейшем хитроумный обман стал профессией, которая повышала статус и приносила хороший доход в виде даров, но была связана с большими рисками. Племенные шаманы, знахари, жрецы своей фантазией формировали у древних людей картину мира, придумывали им богов, обряды, праздники, толковали сны, несчастья и болезни. Разоблачение этого обмана стоило бы им жизни, поэтому складная ложь, так же как и на заре эволюции, оставалась главным способом выживания.

Современные ученые находят прямую связь между размером социальной группы и мозгом. Например, исследователь Робин Данбар смог отследить эту взаимосвязь на животных. Чем более социальный образ жизни они ведут, тем лучше развит мозг и особенно его внешний слой — новая кора (неокортекс), которая связана с мыслительной деятельностью, абстрактным мышлением и рефлексией долгосрочного планирования. Например, мозг павианов, живущих в больших группах, развит гораздо лучше, чем мозг мартышек, живущих группами поменьше. Наиболее хорошо неокортекс развит у социальных приматов, которые различают своих сородичей в лицо: горилл, шимпанзе, орангутангов.

Памела Мейер, автор книги «Распознавание лжи», пишет о лжи как о важном эволюционном механизме, который мы получили от предков и продолжаем совершенствовать по ходу жизни, начиная практиковаться с раннего детства.

«Ложь имеет эволюционное значение для нас как для вида. Ученые уже давно знают, что чем умнее вид, чем больше развита у его представителей кора головного мозга, тем больше их склонность к обману. <…>. От природы в нас заложено стать лидерами. И начинается это очень и очень рано. Насколько рано? Так, грудные дети заходятся в поддельном плаче, замирают, чтобы посмотреть, кто идет, и снова принимаются плакать. Дети в возрасте одного года учатся скрывать правду. Двухлетние дети блефуют. Пятилетние бессовестно лгут. Они манипулируют окружающими с помощью лести. Девятилетние дети уже мастера маскировки. Ко времени поступления в колледж вы готовы солгать матери в одном случае из пяти. К моменту вступления во взрослую жизнь, в которой мы сами зарабатываем себе на хлеб, мы попадаем в мир, который завален спамом, ложными интернет-друзьями, продажной прессой, хитроумными похитителями личных данных, строителями финансовых пирамид мирового класса и эпидемией обмана — одним словом, в мир, который один автор называет обществом постправды. Это сбивает с толку с давних времен и по сей день»

Ученые отмечают, что вранье — показатель правильного развития ребенка. Не врут только люди с серьезными проблемами развития. Например, дети с аутизмом или синдромом Аспергера.

Обман как медицинский феномен

Нейробиологи и психологи исследуют особенности мозга у людей, склонных к вранью. Известно, что люди с определенными психическими расстройствами склонны к патологической лжи. Социопаты, страдающие диссоциальным расстройством личности, умеют притворяться, чтобы манипулировать близкими. Есть особое медицинское состояние pseudologia fantastica, для которого характерно выдавать фантазии за реальность.

В рамках исследования патологических лжецов было установлено, что примерно в 40% случаев эти люди имеют в анамнезе черепно-мозговые травмы, эпилепсию и другие патологии ЦНС. У них были выявлены аномалии на ЭЭГ. Уровень интеллекта лжецов не обязательно высокий, но у них, как правило, хорошо развит речевой центр.

В 2005 году психологи Ялинг Янг и Адриан Рейн из Университета Южной Калифорнии проводили сканирование мозга с целью найти физиологические отличия у лжецов. В их распоряжении были 12 патологических врунов, 16 пациентов с диссоциальным расстройством личности, не склонных к обману, и 21 человек без отклонений развития. Оказалось, что у лжецов на 22–26% больше белого вещества в префронтальной коре головного мозга, что означает наличие большего количества связей и нейронных сетей. В то же время количество серого вещества у врунов было на 14% меньше по сравнению с нормой.

«Ложь требует больших усилий, — объяснил эту разницу Адриан Рейн. — Она подразумевает чтение мыслей. Вы должны понять менталитет другого человека, подавить свои эмоции или отрегулировать их, потому что вы не хотите казаться нервным. И вы должны подавить в себе правду. Это требует множества усилий... Наш вывод заключается в том, что чем больше связей существует в префронтальной коре, тем больше человек имеет преимуществ во лжи. Вербальные навыки лжецов выше. У них есть некоторые естественные преимущества».

Некоторые люди делают ложь своей профессией и стилем жизни: это авантюристы, выдающие себя за шейхов, принцев, миллионеров, подделывающие банковские чеки, меняющие паспорта и имена. Об одном из таких лжецов, Фрэнке Абигнейле, снят фильм «Поймай меня, если сможешь». За пять лет мошенничества он сумел подделать чеки на $2,5 млн и распространить их в 26 стран мира. Будучи юношей без образования, этот мошенник выдавал себя за пилота, врача, адвоката, профессора. Как ему удавалось дурачить людей и не умереть от страха перед разоблачением? Исследование, проведенное группой ученых под руководством Тали Шэрот, нейробиолога из Университетского колледжа Лондона, показало: мозг врунов постепенно привыкает к стрессу и эмоциональному дискомфорту, которые любой человек испытывает, когда говорит неправду, и со временем человек перестает переживать из-за своего обмана. Именно поэтому авантюристы могут изощряться во лжи и вести образ жизни в духе Остапа Бендера, пока их не поймают.

Другой вопрос: почему мы верим лжи? Почему все еще существуют на свете экстрасенсы, маги, целители, представители альтернативной медицины и псевдонауки наравне с Обществом плоской Земли? Об этом расскажем в следующий раз — в материале «Почему мы верим?».

02.12.2019 11:36:52