Вопрос науки: как создаются фейки о коронавирусе

Что такое инфодемия и почему ее появление во время кризисных ситуаций заложено в человеческой природе? Можно ли остановить нескончаемый поток слухов и лжи вокруг пандемии COVID-19 — что для этого должны сделать власти и общество? Отвечает гость передачи «Вопрос науки» Алексея Семихатова старший научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС Александра Архипова.

Что такое инфодемия?

Еще 2 февраля, когда все внимание было приковано только к Китаю, глава Всемирной организации здравоохранения Тедрос Аданом Гебреисус сказал, что у нас есть враг номер один — это эпидемия (тогда еще не пандемия), а враг номер два — это инфодемия. Это та совокупность текстов, слухов, фейков, анекдотиков — вообще всего, что сопровождает распространение болезни. Люди распространяют слухи так же, как заражаются реальной болезнью, все это строится по той же эпидемиологической модели.

Почему это плохо?

Еще до коронавируса два специалиста по количественному анализу эпидемиологии, британские исследователи Джули Брайнард и Пол Хантер построили модель, которая показывает, что в ситуации локальных эпидемий вспыхивает волна слухов и фейк ньюс, и она страшно мешает лечить болезнь. Если мы иммунизируем популяцию хотя бы на 20%, защитим ее от фейк ньюс и слухов, то лечить болезнь будет гораздо проще.

Представим себе эпидемию холеры, которая несколько раз в течение XIX века посещала территорию Европы, в том числе Россию. Почему холеру трудно было лечить, трудно было давать медицинские советы людям? Потому что распространение болезни сопровождал целый веер слухов, самым основным из которых был тот, что нет никакой холеры, а это просто бедное население таким образом истребляют при помощи мышьяка. Мол, это делает либо правительство, либо французы из-за проигранной войны, либо поляки, потому что не любят, либо евреи, потому что они просто евреи. И, собственно говоря, инструментом истребления являются медики, поэтому медикам не верим, карантин не соблюдаем. Дальше мы имеем холерный бунт.

Если мы вернемся к настоящему, то на материалах уже конца ХХ–XXI века Брайнард и Хантер показывают, что человек, который плохо разбирается в биологии и медицине, получает множество медицинских советов изо всех каналов информации. Например, возьмем современную ситуацию.

Есть какой-нибудь Василий Петрович. Ему говорят с экрана: мойте руки и соблюдайте дистанцию полтора метра. А еще ему приходит по мессенджеру фейковое письмо от российского врача Юры Климова из Уханя, который говорит, что вирус гибнет при 26 °С и надо полоскать горло «Бетадином», средством от микробов. Еще ему бабушка говорит: ты натирайся чесноком и носи имбирь, привязанный к ноге

Еще он получает предупреждение о том, что детей будут арестовывать на улице, если их выпустят. Еще он получает известия из других городов, что там грузовиками вывозят трупы. А еще он получает информацию о том, что комендантский час уже введен в Москве, и множество других разных замечательных текстов.

И наш Василий Петрович не может выбрать из этого набора, как правильно себя повести. Все эти псевдомедицинские советы, народные рецепты и все остальное забивают эфир, и поэтому медицинская информация имеет в такой голове одинаковый статус.

Соответственно, если иммунизировать людей от такого рода информации, то медицинская информация будет доходить лучше и мы будем побеждать болезнь гораздо лучше.

Почему люди распространяют слухи?

Приматам, например шимпанзе, очень нужны социальные связи, чтобы можно было собраться вместе и накостылять по морде крупному хищнику. А социальные связи поддерживаются за счет так называемого груминга. Это поглаживание, почесывание, легкая, приятная мастурбация и все такое.

Чтобы удержать группу вокруг себя, ты должен постоянно груминговать ее участников, а они — тебя. Если тратить на это дело очень много времени, отнимая от еды и сна, можно создать большую группу, в 30–40 особей, максимум 80, но это очень много. Если больше, то ты просто умираешь от голода, поглаживая всех.

Однако у человека, у ранних кроманьонцев, средний размер группы был явно больше — около 150 особей. Вопрос: как им это удалось? Робин Дангер, известный эволюционный психолог и антрополог, объясняет:

Когда у человека появилась речь, то он, видимо, использовал ее и для своеобразного груминга. Язык позволяет груминговать всех сразу. Ты не должен поглаживать тридцать особей, ты приходишь и говоришь: «А-а-а! Меня бросил бойфренд». И все такие приходят и говорят: «Да, это ужасно, вот козел» и т. д.

А теперь главный финт ушами. Если напугать шимпанзе, то у них начинается усиление стремления к грумингу. Если это экстраполировать на человеческие сообщества, в ситуациях сильного социального стресса необходимость укрепления социальных связей будет только возрастать. Это очень важно понимать, тем более сейчас мы переживаем стресс не в медицинском смысле, а именно в социальном. У нас происходит социальная атомизация, мы все разорваны, мы не можем общаться в физическом пространстве с кем привыкли, мы должны сидеть по домам, у нас нет привычной работы, мы не можем ходить в бары. Связи разрушаются

Что происходит дальше? Мы поддерживаем распадение связей с помощью рассылки информации, демонстрируя, что мы друг о друге заботимся. Группа итальянских исследователей проанализировали 8 млн постов и репостов о коронавирусе, и оказалось, что самые популярные темы — это советы по защите от болезни, включая псевдомедицинские и народные (религиозные).

Кто создает фейки?

Бороться с информационным вирусом надо, но сложность в том, что людей, которые распространяют фейки, очень много и они, как правило, распространяют чушь по цепочке. Это такое письмо дяди Федора домой. Знаменитая сцена из мультфильма «Трое из Простоквашино», где дядя Федор пишет родителям, что он скучает, а потом подходит кот Матроскин, дописывает, что он плохо себя чувствует, поскольку он ипохондрик, а потом подходит Шарик и говорит, что линька у него не очень хороша. В итоге родители в шоке. В реальности, как правило, не существует какого-то одного злодея, который сознательно придумывает какую-то информацию.

Как это работает: 21 марта социальные сети заполонило стихотворение Пушкина, которое он якобы написал во время Болдинской осени:

Позвольте, жители страны,
В часы душевного мученья
Поздравить вас из заточенья
С великим праздником весны.

Понятно, что это не Пушкин, однако люди начинают массово это распространять. Как это сложилось: один казахстанский блогер решил поздравить своих читателей с праздником весны у тюркских и арабских народов и написал это стихотворение, никакого Пушкина там не было, его читательница увидела это стихотворение и запостила в группу своих однокурсников на следующий день, приписав ради шутки: А. С. Пушкин, 1827 год. Ее однокурсники радостно начали это репостить другим людям, написав, что стихотворение из холерного карантина, который был в 1830 году и осенью. А теперь вопрос:

Кто считается автором этого фейка? В реальности автором этого фейка является аудитория, потому что сейчас невероятно высокий запрос на положительную информацию. А это «стихотворение Пушкина» говорит нам, что все будет хорошо, мы это пережили, была ужасная холера и я остался жив, и вы все переживете

Мало того, люди нуждаются в авторитете, в авторитетной информации, а что может быть авторитетней, чем Пушкин, «наше все»? И 90% фейков создается таким вот образом.

Как остановить инфодемию?

Все исследователи предполагают, что медицинская пропаганда типа «вы тупые, носите маски, никого не слушайте» действует плохо. Лучше всего действует выборочная цензура, причем цензура коллектива, когда часть сообщества понимает, что есть волна фейковых сообщений, фейковых рецептов и надо ее останавливать. Когда на фоне введения карантина в России начался вал ложных сообщений, за ним последовала волна антифейков.

Если мы сравниваем фейки и слухи с вирусами, то антифейки — это антитела. Например, они ходят в виде аудиосообщения:

Мужской голос говорит: внимание, пожалуйста, передайте всем, очень важная информация. Моя сестра услышала от приятельницы, которая работает в Министерстве обороны, что там печатают секретный приказ. Завтра будет поздно, пожалуйста, передайте всем, что… апрель придет прямо за мартом

Пародия такая. И таких сообщений действительно много, и это способ саморегуляции сообщества от волны фейков.

А второй способ — введение прямой или побочной цензуры, когда, например, ВОЗ публикует список сайтов с непроверенной информацией.

Главный совет, который можно было бы дать ответственным лицам в этой ситуации, — прозрачность, прозрачность и еще раз прозрачность. Необходимо проводить пресс-конференции два раза в день — я не шучу, — утром и вечером, на которых будут разбираться те темы, которые люди обсуждают в социальных сетях, и объяснять, что из этого правда, а что нет. Так, например, поступают Испания, Италия, Канада. Лучше отвечать на неудобные неприятные вопросы, чем делать вид, что их нет.

Читайте также:

«Вопрос науки: вся правда о коронавирусе».

 

Читайте также
Вопрос науки. Как эволюционирует коронавирус?
Вопрос науки. Как эволюционирует коронавирус?
Ученые в реальном времени пишут биографию коронавируса, вызвавшего пандемию. Эта работа сравнима с задачами детектива
Вопрос науки. Как нас меняет изоляция
Вопрос науки. Как нас меняет изоляция
Почему это по-настоящему тяжелое испытание для большинства людей и кому приходится особенно трудно?
Вопрос науки. Уроки эпидемий прошлого
Вопрос науки. Уроки эпидемий прошлого
Какие уроки можно вынести из эпидемий прошлого людям, живущим в эпоху COVID-19?