Энергетический переход: как он изменит нашу жизнь

Переход на зеленую энергетику неизбежен, в том числе и для России. Как изменится наша жизнь, когда это произойдет? На каком транспорте мы будем ездить, чем будут отапливаться наши дома?

Китай: энергетическая катастрофа

Пять лет назад вступило в силу Парижское соглашение по климату, и теперь страны-подписанты вынуждены планомерно сокращать выбросы СО2, чтобы сдержать темпы глобального потепления. Для Китая это обязательство уже сейчас обернулось энергетическими проблемами. Нынешней осенью 20 крупных провинций КНР начали нормировать потребление электричества в связи с правительственным курсом на зеленую энергетику и снижение углеродного следа.

Жители ряда областей перешли в режим жесткой экономии, в домах начались перебои со светом и отоплением, а в часы пик было предписано не использовать бойлеры и микроволновки. Дошло до того, что в северо-восточных провинциях КНР отключили некоторые светофоры, что привело к хаосу. По сведениям СМИ, китайским потребителям порой приходилось по десять дней жить без света — и это в XXI веке!

Многие предприятия встали на паузу, в том числе поставщики компонентов для продукции Tesla, Samsung и Apple. Одни фабрики и заводы перешли на режим работы два через два или три дня в неделю, другие сократили рабочий день. Эксперты прогнозируют скорый дефицит одежды, техники, автозапчастей и чипов, что приведет к росту цен и перебоям с поставками. По подсчетам аналитической компании Russell Group, в целом ограничения энергопотребления в Китае нарушили глобальные товарные потоки на сумму $120 млн.

Еще летом Китай выгнал одних из главных потребителей электричества — майнеров. Криптовалюта и любые операции с ней попали под запрет. Первыми закрылись фермы, использующие для энергообеспечения уголь — во Внутренней Монголии и Синьцзяне. В ряде провинций с майнерами боролись путем отключения электричества и более жесткими мерами. В итоге майнеры вынуждены были демонтировать свои фермы и уехать из КНР. Напомним, что до этого на долю Китая приходилось около 65% всего объема майнинга биткоинов. По оценкам аналитиков, майнеры во всем мире расходуют примерно 128,84 тераватт-часа энергии в год, что превышает годовой объем энергопотребления целой страны — например, Аргентины.

Одной из причин нынешнего энергокризиса в Китае является закрытие ряда угольных шахт, а это основной источник энергии в стране. В будущем Китай намерен планомерно снижать свою зависимость от угля. В этом году, например, доля угля в энергопотреблении должна снизиться с 56,8% до 56%.

Но главный повод тушить свет — это взятые обязательства о переходе на зеленую энергетику. Китайские власти обещали не увеличивать выбросы после 2030 года. И вот к концу третьего квартала 2021 года руководители многих китайских провинций осознали, что не успевают выполнить экологические рекомендации, присланные из центра. Спохватившись, они пошли на радикальные меры — потребовали от предприятий урезать энергопотребление, что и привело к коллапсу, о котором теперь в красках сообщают СМИ.

Энергетический кризис в Китае разразился аккурат перед Конференцией ООН по климату, которая прошла на днях в Глазго. Все мировые лидеры в едином порыве заявили о необходимости энергоперехода и соблюдения взятых обязательств об углеродной нейтральности к 2050–2060 годам. Это касается и России. Президент Владимир Путин пообещал, что углеродная нейтральность в России будет обеспечена к 2060 году и одним из важных элементов достижения поставленной цели станет новая программа повышения энергоэффективности экономики, рассчитанная на период до 2035 года.

Как мы почувствуем энергопереход?

Насколько Россия готова к энергопереходу? Не получится ли у нас как в Китае? Мы спросили об этом научного журналиста Алексея Паевского.

Алексей Паевский

научный журналист, главный редактор портала neuronovosti.ru, заместитель руководителя центра компетенции НТИ «Новые и мобильные источники энергии» при ИПХФ РАН

 

«Я бы не стал говорить, что вот, мол, Китай перешел на зеленую энергию и там все разом покатилось к чертовой матери, — прокомментировал эксперт. — Это совсем не так. Мир в любом случае переходит, это совершенно необходимо, потому что мы все вынуждены сокращать выбросы парниковых газов. Крупнейшие страны взяли на себя обязательства об углеродной нейтральности, которая сопровождает энергопереход. Это произойдет еще не скоро: к 2050–2060 годам. Есть много разных средств, которыми они достигаются. Уже прописаны конкретные программы, и они будут постепенно выполняться. Но невозможно сказать: "Завтра мы переходим". Это не делается в один день».

Последствия энергоперехода, по словам Паевского, все равно будут ощутимы. В первую очередь их почувствуют страны третьего мира.

«Четвертый энергопереход приведет к еще большему разрыву между технологическими странами и нетехнологическими, — объяснил эксперт. — Вся эта история про солнечные панели, водородные топливные элементы, ветряки — технологически продвинутая, требует высоких технологий. Поэтому можно честно сказать, что это приведет к разрыву между первым и третьим миром».

В любом случае энергопереход — это очень дорого, и на начальном этапе он потребует больших вложений, говорит эксперт: «Электроэнергия, получавшаяся солнечными батареями, ветряками, изначально была намного дороже классической электроэнергии. Сейчас это уже не так. На 2021 год стоимость зеленой электроэнергии уже сравнялась со стоимостью классической. Но при этом главный компонент энергоперехода — водород — все еще экономически дорогой. Требуется переход на большой объем производства для того, чтобы снизить стоимость водорода и стоимость водородно-топливных элементов».

Когда мы перейдем на водородный транспорт, это тоже будет довольно затратно. В скором времени ожидается введение налога на экспорт, который будет зависеть от углеродного следа того или иного товара или услуги.

«И вот какой он будет, мы не знаем. Его начнут взимать уже через пять-шесть лет. Если размер будет разумный, то ничего страшного. Но если размер будет слишком высокий, то это может обрушить экономику или полностью изменить какие-то сферы экономики», — говорит Алексей Паевский.

Кстати, в этом году на выставке Comtrans был представлен водородный автобус, который должен поехать по Москве уже в 2023 году. В мире сейчас насчитывается более 5000 водоробусов.

«Личный водородный транспорт — это дело даже не ближайших 20 лет, — говорит Алексей Паевский. — Сначала на водород перейдет городской транспорт мегаполиса, коммунальный транспорт в разных городах, тяжелый грузовой транспорт, такой как грузовики-дальнобойщики, карьерные самосвалы и другие массивные автомобили. Это самое близкое, что уже сейчас постепенно происходит. Большая часть водоробусов производится в Польше — на всю Европу. Также этим очень плотно занимается Британия. В этом году там была представлена водородная скорая помощь, проведены испытания. И еще стоит назвать Китай. Вот три страны, где активно развивается водородный транспорт. Это будущее, которое наступило уже сейчас».

Будет ли это дорого для потребителя? Паевский уверен, что нет.

«Когда водородные технологии будут сильно масштабированы, их стоимость очень сильно упадет, — говорит эксперт. — Потому что даже сейчас мы видим, что стоимость водородного топливного элемента была $1700 за киловатт мощности, а при массовом производстве стоимость упала до $300 за киловатт. То же самое произошло с солнечными батареями. Раньше это было дорогое производство, но как только началось массовое производство, стоимость упала в разы».

По подсчетам экспертов, в перспективе водородный автобус в Москве экономически выиграет у дизельного и у электробуса.

На чем будем ездить и чем топить дома

Каким будет наше зеленое будущее? Отчасти оно уже наступило: Европа вовсю переходит на возобновляемые источники энергии, водородные технологии и экологичный транспорт, отказывается от угля и вредных производств. Но что если пофантазировать и перенестись на несколько десятилетий вперед?

В нашем будущем городской транспорт будет электрический, считает Алексей Паевский. На работу и с работы мы будем ездить на электромобильчиках, и, скорее всего, это будет каршеринг.

Иметь собственную машину в будущем станет невыгодно.

Для поездок между городами и на дачу к электроавтомобилю будет прилагаться водородный элемент, чтобы можно было проехать гораздо дольше: не заряжаться восемь часов, а заправиться на водородной заправке за три минуты и спокойно проехать еще 400–500 км. В сельской местности будут использоваться недорогие водородные пикапы.

Дом будущего будет подпитываться за счет возобновляемых источников энергии. Но так как Россия — географически очень разная страна, то все будет зависеть от места, где вы живете. Дом в Астрахани и Анапе будет заряжаться от солнечных батарей.

В Пермском крае или на севере в Якутии жилище будет питаться при помощи водородной энергии, которая вырабатывается на плавучей атомной электростанции. А в Калининграде или Твери дом будет обеспечиваться электричеством от атомных электростанций.

Судя по недавно выпущенному атласу Минпромторга, в 18 регионах страны запущены 33 водородных проекта. Часть из них разрабатывается, а часть уже готова. Например, запущены два проекта «Росатома»: водородный кластер на Сахалине и производство водорода на Кольской АЭС.

В целом у водорода — огромный потенциал в энергетике. Помимо водородного транспорта, развиваются водородные технологии для резервирования энергии, выработанной солнечными батареями или ветряками, а также начинается применение водорода в металлургии: он используется для восстановления металлов из руд без выбросов углекислого газа. Зеленая металлургия уже начала свое развитие в России.

Доля безуглеродных источников энергии в нашей стране с учетом газа составляет 86%. Об этом заявил на саммите G20 Владимир Путин: «Сегодня доля энергии от практически безуглеродных источников, а это, как мы знаем, атомные электростанции, гидроэлектростанции, ветряные, солнечные электростанции, превышает 40%, а с учетом природного газа, самого низкоуглеродного топлива среди углеводородов, эта доля составляет 86%». В видеообращении президент также подчеркнул высокую роль российского леса в поглощении CO2.

По словам Паевского, нашей стране будет гораздо проще перейти на зеленую энергетику, чем Китаю, поскольку у нас для этого огромный потенциал.

«У нас очень большая доля ГЭС. У нас есть атом — сейчас он гораздо более экологичный, чем раньше, — отметил эксперт. — Много удобных и хороших мест для развития электроветроэнергетики: прежде всего северное побережье и восток России. У нас очень неплохие места для солнечной энергетики. И, кстати, интересно, что карта инсоляции — максимальной солнечной активности и солнечных дней — проходит близко или даже совпадает с главными транспортными магистралями нашей страны. Это значит, что там можно производить водород и его транспортировать. В этом смысле у нас все очень неплохо складывается».

Скептики говорят: «Даже если человечеству удастся резко уменьшить объемы выбросов парниковых газов, концентрация СО2 в атмосфере не уменьшится еще столетия. Не только нам, но детям, внукам и, скорее всего, правнукам придется жить при повышении глобальной температуры еще на 2 °С, придется приспосабливаться к новым климатическим параметрам».

Алексей Паевский уверен, что даже самые пессимистичные расчеты — не повод сидеть сложа руки. «Это не означает, что не нужно делать что-то прямо сейчас, — говорит эксперт. — Можно спорить о том, антропогенный или не антропогенный фактор виновен в глобальном потеплении, но на самом деле это неважно, потому что отвечать за это все равно придется антропогену».

Чернобыль: новая опасность

Добыча биткоина породила ряд глобальных проблем

Раскаявшиеся создатели супероружия