Чернота насколько хватает взгляда, или Сбывшаяся мечта космонавта

Космонавт «Роскосмоса» Сергей Кудь-Сверчков во время своего первого пребывания на МКС (которое продолжается на момент публикации этого материала) совершил почти семичасовой выход в открытый космос. По его словам, технически это было больше всего похоже на восхождение в горах или спуск в пещеры, но несколько моментов запомнились особенно. Читая рассказ космонавта, трудно ему не позавидовать.

Сергей Кудь-Сверчков
Родился 23 августа 1983 года. 124-й космонавт. Совершает свой первый полет в космос, находится на МКС с 14 октября 2020 года. 18–19 ноября 2020 года выполнил выход в открытый космос длительностью 6 часов 47 минут.

На прошлой неделе состоялся мой первый выход в открытый космос. И сегодня готов поделиться своими впечатлениями и уникальными фотографиями внекорабельной деятельности (ВКД).

Пожалуй, ВКД — это самый захватывающий, интересный и одновременно сложный вид деятельности. Наверное, каждый космонавт мечтает о выходе в открытый космос. Можно сказать, нам в этом плане повезло. Самому выходу предшествует огромный объем подготовки: на Земле проходят тренировки в гидролаборатории, на стенде обезвешивания, в вакуумной камере, разработка и изучение циклограмм выхода, а на станции проводим подготовку оборудования, скафандров и систем МКС. За бортом нет никаких инструкций, которые можно подсмотреть, — надо рассчитывать только на свои знания, напарника и связь с Центром управления полетами.

Скафандр «Орлан МКС» — индивидуальный космический корабль, который надут чистым кислородом до 0,4 атм, но даже при таком давлении он очень жесткий, неповоротливый, подвижность рук весьма ограниченна. Циклограмма работ расписана по минутам: перед шлюзованием мы входим в скафандры (да, именно входим, не надеваем), закрываем створку ранца, и отсчет начинается, поглотительный патрон СО2 рассчитан на 9 часов работы плюс час резерва. В итоге наш выход длился 6 часов 47 минут, а со шлюзованием получилось почти 9 часов.


На что же похожа работа за бортом? Конечно, работа снаружи очень сильно похожа на наши тренировки в гидролаборатории. Тяжелый скафандр массой 120 кг и передвижение только на руках. Мне лично передвижение по поручням напомнило восхождения в горах, когда ты находишься на большой высоте, двигаешься по веревкам (или без них), перестегиваешься, думая о точках страховки и ключевых точках маршрута. Шаг за шагом, плавно, но без остановок, а когда наступала тень, то в памяти ясно всплывали картинки уже из спелеоэкспедиций или кейв-дайвинга: ничего не видно, кроме снаряжения и окружающего пространства, попадающего в пятно фонарей. Внутренние ощущения были знакомы и уже не вызывали удивления или дискомфорта. (Хобби Сергея — альпинизм и спелеология. — Прим. ред.)

Однако было несколько моментов, которые отложились в памяти очень четко. Первый — это момент открытия выходного люка. Когда люк открыт, ты начинаешь выходить и понимаешь, что перед тобой буквально открывается бесконечность. Вид больше не ограничивается размерами иллюминатора, только голубая сфера планеты под станцией и чернота космоса над ней насколько хватает взгляда. И в этой бесконечности — станция, к которой ты пристрахован двумя карабинами. Второй момент — это ощущение полета над планетой, когда, защелкнув эти самые карабины, ты отпускаешь руки и висишь, ничего не касаясь, а далеко под ногами несутся облака, континенты и моря. Полет на скорости 27 000 км/ч. Третий — это возможность взглянуть на МКС со стороны: изнутри это незаметно, но снаружи становится ясно, насколько она большая, сложная и красивая. Конечно, все это всего лишь мгновения из 6 с лишним часов за бортом.

Было трудно? Да. Но, признаюсь, при этом я получил колоссальное удовольствие. И с радостью бы повторил выход еще не раз.

Источник

Читайте также
Стала известна дата возвращения Crew Dragon на Землю
Стала известна дата возвращения Crew Dragon на Землю
Ждать осталось недолго.
Китай отправил первую собственную миссию на Марс
Китай отправил первую собственную миссию на Марс
Межпланетная станция задаст свои «вопросы к небу».
Строить внеземную колонию предложили не на Марсе, а вокруг Цереры
Строить внеземную колонию предложили не на Марсе, а вокруг Цереры
Проект кажется фантастическим лишь на первый взгляд.