Новости

Российские генетики нашли новые гены для таргетной терапии

Нацпроект «Наука» представляет: генетики обнаружили гены, которые могут стать перспективной мишенью для таргетной терапии при раке молочной железы

Специалисты медико-генетического научного центра (ФГБНУ "МГНЦ") выявили гены, которые могут стать новыми целями таргетной терапии. В отличие от химиотерапии таргетная или целенаправленная терапия практически не повреждает здоровые клетки и ткани организма, воздействуя только на заданный ген. Поскольку каждая опухоль индивидуальна, врачи-онкологи должны иметь в своём распоряжении широкий набор таргетных препаратов, чтобы максимально индивидуализировать лечение.

В лаборатории эпигенетики исследователи обнаружили аномальную активацию генов лейкотриеновых рецепторов: LTB4R и LTB4R2. Данные гены представляют собой потенциальные мишени для воздействия лекарственных препаратов. Белок генов LTB4R и LTB4R2 является рецептором, который находится на поверхности клетки, улавливает химические сигналы из внеклеточного пространства и сообщает о них клетке. Владимир Стрельников, доктор биологических наук, заведующий лабораторией эпигенетики ФГБНУ «МГНЦ», отмечает, что такому рецептору можно дать ложный сигнал в виде химического вещества, которое и будет лекарством. Во время дальнейших исследований учёные могут найти подходы к нарушению функции этих белков и, следовательно, уничтожению опухоли. Авторы работы ожидают реакции научного онкологического сообщества и уверены в больших перспективах своего подхода к лечению рака. Практическое использование результатов исследований является одной из приоритетных задач нацпроекта «Наука».

Читайте также
Маршрут на случай апокалипсиса
Маршрут на случай апокалипсиса
Кто лучше всех готов к концу света? Где хранятся запасы на черный день?
Как долго человек может продержаться без сна?
Как долго человек может продержаться без сна?
Что случится с человеком, если лишить его сна?
Научный блог. Теперь наша космонавтика отстает на 10 лет
Научный блог. Теперь наша космонавтика отстает на 10 лет
Научный журналист Виталий Егоров объясняет, в чем дело