Почему лекарства не спасут нас от ковида

Лекарства от коронавируса уже есть, но стоят до $1000. Помогут ли они справиться с пандемией? Рассказывает биолог Николай Никитин.
Николай Никитин
доктор биологических наук, профессор кафедры вирусологии биологического факультета МГУ

Как действуют противовирусные препараты?

Противовирусные препараты действуют исключительно внутри клеток, в этом их прелесть. Например, существует РНК-полимераза — фермент, который копирует РНК. Большинство противовирусных препаратов основаны на том, что они состоят из того самого кирпичика, из которого и состоит РНК. Мы знаем, что она состоит из четырех разных оснований — нуклеозидов. И эти противовирусные препараты представляют собой такой поломанный кирпичик, неправильный. Но полимераза его узнает, и далее он встраивается в синтезированную цепочку генома и блокирует синтез нуклеиновой кислоты. Цепочка обрывается, вирусная инфекция не происходит.

Если говорить не о коронавирусе, один из самых ярких примеров такого препарата — всем известный ацикловир, прекрасное средство от герпес-вирусов, которое со дня своего открытия и до сих пор является доступным аптечным лекарственным средством. Как раз по тому же самому механизму ищут противовирусные препараты против других вирусных инфекций.

Прелесть в том, что, оказывается, противовирусные препараты работают против разных вирусов. В 2020 году на этапе становления пандемии и поиска лекарственных препаратов первое, что сделали ученые, — это взяли имеющиеся разработанные противовирусные препараты против других вирусных инфекций и попробовали их в качестве борьбы с COVID-19. Сначала на клетках, потом на животных. Выяснилось, что некоторые из них действительно работают. Но, к сожалению, когда начали проводить уже клинические испытания (вначале это были очень маленькие выборки), они показывали либо средние результаты, либо условно хорошие. Но получилось так, что к 2021 году большинство противовирусных препаратов, на которые ставили ученые и медики, оказались малоэффективными. И на данный момент ВОЗ очень критически относится к тем противовирусным препаратам, которые применяются для лечения COVID-19.

Главное — не упустить момент

Противовирусные препараты действуют на вирус в момент вирусной инфекции. А это значит, что такое лекарство не может являться панацеей, потому что противовирусный препарат действует только в период, когда вирус заражает клетку. Происходит это в первые дни после появления симптомов. Этот период легко пропустить.

У нас люди ждут одну-две недели, пока симптомы пройдут или пока у них появятся признаки более тяжелого течения коронавирусной инфекции. И тут применять препараты уже бесполезно. Вируса уже нет, работает иммунная система, которая активируется — и, как мы знаем, в случае коронавирусной инфекции чрезвычайно сильно активируется. Собственно говоря, она-то и причиняет вред нашему организму, а не сам вирус.

Противовирусные препараты, если не принять их в первые дни после появления первых симптомов (а нужно еще выяснить, коронавирусная ли это инфекция или что-то другое), в дальнейшем абсолютно бесполезны. Применение эффективно лишь в самом начале инфекции, когда вирус еще в клетках. Это относится к абсолютно любым вирусным инфекциям, включая грипп, вирусы гепатита С, вирус герпеса простого первого типа. Пока он не вышел в кровь, и не разнесся по всему организму, и не заразил большинство клеток нашего организма, именно в этот момент мы можем сократить вирусную инфекцию и дать нашему организму время на борьбу с ней.

Поэтому ранняя диагностика — это очень важный момент. Известны случаи, когда спустя неделю после легкого течения коронавируса болезнь резко переходит в более тяжелое состояние и время уже упущено.

Кто купит нам лекарства по $1000?

Препаратов от коронавируса пока в России нет. Поэтому, конечно, мы можем возлагать на них надежды, но в ближайшее время они у нас не появятся. Если только мы сами их не привезем. Но надо признать: эти препараты действительно показали довольно высокие результаты в клинических исследованиях, хороших по числу добровольцев: число госпитализаций и смертей, ассоциированных с COVID-19, сокращалось примерно в два раза, а где-то и на 80%.

Также они хороши тем, что производятся в таблетках. В схеме лечения в России есть, например, ремдесивир, который ВОЗ не очень любит. Этот противовирусный препарат вводится внутривенно. И конечно, человек, который лечится на дому, этот препарат принять не может. Новые же препараты вводятся перорально, и это их большое преимущество.

Препарат распределяется по организму, по клеткам, и работает против определенного этапа жизнедеятельности вируса. Если говорить о препарате компании Merck, то его механизм примерно тот же, который я описывал: он блокирует РНК-полимеразу. А, например, противовирусный препарат от Pfizer работает по другому механизму. Он блокирует фермент, который расщепляет коронавирусный белок. В самом начале синтезируется огромный белок, и затем он разрезается на много других белков: одни из них будут подавлять интерферон в клетке, другие будут работать по другим направлениям… И препарат как раз блокирует этот механизм.

Конечно, разработка противовирусных препаратов, и те суммы, которые потрачены на клинические испытания, и вывод на рынок, и само производство этих химических соединений стоят денег. И конечно, это несопоставимая цена с вакцинами, которые сейчас есть.

Существует экономический вопрос: кто будет это оплачивать? Если полный курс вакцинации из двух вакцин стоит примерно $50 на человека, то стоимость лечения этими препаратами доходит до тысячи, а, может быть, и нескольких тысяч долларов. Понятно, что в будущем они будут стоить дешевле, но спрос огромен. И это нужно окупать тем компаниям, которые занимаются разработкой и производством этих препаратов.

Повлияет ли на пандемию наличие лекарств?

Мой ответ — нет. Потому что это лечение уже заразившегося человека. Неважно, легкие или тяжелые симптомы, но человек уже заразился и уже мог заразить свое окружение, то есть вирус распространился. Если мы говорим о предупреждении и сокращении цепочки передач, то поможет только вакцинация.

Все знают о важности открытия пенициллина, это было знаковым событием в противостоянии бактериям и спасло миллиарды жизней. Но не менее важным открытием и достижением науки было создание вакцин, спасающих людей от вирусных инфекций. В настоящее время это самый эффективный способ бороться с вирусными инфекциями. Говорят, что вакцины — это оружие проигранной войны. Тем не менее именно создание вакцин помогает минимизировать будущие вирусные инфекции.

Полностью интервью можно посмотреть в третьей части проекта канала «Наука» «Неизвестный ковид».

Эволюция коронавируса: как это устроено

Чем штамм «Дельта» удивил ученых

Новая российская вакцина заточена на борьбу с будущими штаммами коронавируса