Поможет ли вакцина, если коронавирус частично от нее «ушел»?

AA/ABACA/Abaca/East News
Что мы узнали про коронавирус за год? И поможет ли нам вакцинация?

В Россию пришел индийский штамм коронавируса «Дельта», и сразу началась новая волна заболеваемости. Количество желающих вакцинироваться стремительно растет, но есть и «вакциональные паразиты». Можно ли положить конец пандемии?

О мутации вируса, необходимости прививок, положительном опыте Израиля, вероятности искусственного происхождении SARS-CoV-2 рассказывает гость программы «Вопрос науки» — вирусолог, доктор медицинских наук и член-корреспондент РАН Александр Николаевич Лукашев.

Главный неприятный сюрприз от коронавируса для вирусологов

Главное, что мы узнали и что стало неприятной неожиданностью для вирусологов и для меня как для человека, занимающегося эволюцией вирусов, это то, что вовсе необязательно адаптация вируса к человеку будет сопровождаться снижением его вирулентности. (Вирулентность — степень способности данного штамма вируса вызывать заболевание или гибель организма. — Прим. ред.).

Год назад мы обсуждали, что вирусы бывают приспособленные, которые вызывают легкое заболевание и легко передаются, и опасные, которые укладывают человека в постель, где он никого не заражает. Это верно для гриппа и для многих других вирусов — есть примеры и реальные эксперименты, что это происходит именно так. К сожалению, здесь эта оптимистичная гипотеза не подтвердилась. Коронавирус и неплохо передается, и его адаптация к человеку — так называемые новые мутантные штаммы — сопровождалась повышением не только его заразности, но и его вирулентности.

Та волна, которую мы наблюдаем сейчас в России, в первую очередь связана с приходом новых штаммов вируса. Это в первую очередь индийский штамм, который называется «Дельта». Он уже вызвал волну заболеваемости в других странах, сейчас дошел и до России. Этот штамм отличается от мутантов прошлого поколения тем, что он совмещает худшие качества. Помните, у нас был британский вирус, который очень заразный, и бразильский, южноафриканский, которые частично уходят от антител? А индийский вирус совмещает эти мутации, то есть он и заразный, и хуже нейтрализуется нашими антителами.

Это основная причина всплеска заболеваемости. Конечно, люди расслабились и перестали носить маски, у кого-то уже угасает иммунитет, медленно идет вакцинация. Но если бы не пришел этот вариант «Дельта», то такого роста заболеваемости, я думаю, не было бы.

Что ждет нас дальше?

Это невозможно предсказать, потому что вирус только что пришел в нашу популяцию. По меркам вирусологии полтора года — это очень короткий срок, и мы не знаем пределов его пластичности. Мы знаем только, что наши сезонные коронавирусы мутируют достаточно быстро, что у нас на них слабый иммунитет и мы ими заболеваем раз в несколько лет. Известно, что уже есть повторные случаи заражения новым коронавирусом, и их будет все больше. Я думаю, что возникнет какой-то баланс: вирус продолжит циркулировать, в том числе в виде повторных заражений и у привитых, и у переболевших, но заболевание будет протекать намного легче. Правда, не у всех, а в среднем.

Установится постоянный баланс между нашим иммунитетом, который будет его частично нейтрализовать, и вирусом, который будет немного уходить. Появятся многочисленные дополнительные варианты, потому что теперь у нас будет иммунная прослойка к варианту «Дельта», вирус начнет уходить дальше. Будут отбираться те штаммы, которые уходят от иммунитета на вариант «Дельта». С какой скоростью будет идти этот процесс, сколько у нас будет заболевших в месяц, вам не скажет никто. Но то, что этот процесс — поиск баланса — бесконечный, это можно практически гарантировать.

Вакцинация поможет?

Если мы привьем достаточное число людей вакциной, даже той, от которой вирус частично ушел, никакой волны не будет. Потому что есть важный показатель: сколько здоровых заразит один больной? Когда все привитые, даже если вакцина защищает не на 100%, а на 60%, один больной заразит меньше, чем одного здорового, и цепочки не смогут расти. Тогда никакой волны не будет, даже если вакцина работает лишь на 51%.

Вариант «Дельта» заражает в том числе тех, кто был вакцинирован. Но по крайней мере люди, привитые «Спутником», не умирают. Однако цепочки заражений могут идти и через вакцинированных. Получается, вакцина у нас защищает уже не на 90%, а, условно говоря, на 70% (точных данных нет).

Фото: AA/ABACA/Abaca/East News

А вот того, кто не вакцинировался, вирус запросто заражает, размножаясь в ротоглотке человека, и далее больные его выделяют. Есть такая позиция — вакцинальный паразитизм. Кто-то получил побочный эффект, имел температуру, а тот, кто отказался привиться, надеясь на коллективный иммунитет, хотел обхитрить общество, но сейчас окажется в очень уязвимом положении, намного более уязвимом, чем еще два-три месяца назад.

Против исходного вируса вакцина была эффективна примерно на 90%. Вирус вообще никак не мог распространяться. Но вирус существенно мутировал, и сейчас защита уже меньше. Это не повод прекращать прививаться, это, наоборот, повод прививаться намного интенсивней, потому что сейчас нам нужна иммунная прослойка уже не 60–70%, а 80–90%. Те, кто не защищен сейчас, с приходом новых вариантов окажутся в очень уязвимой ситуации.

Чему учит опыт Израиля?

Глобально вакцинация необходима, потому что невакцинированные страны — это источник новых вариантов вируса. Дело в том, что вероятность появления мутантов зависит от числа случаев инфекции. И когда у нас число случаев исчисляется сотнями миллионов, то риск появления новых мутантов намного выше, чем когда у нас единицы миллионов, то есть в 100 раз ниже.

Люди будут болеть в первый раз, они будут получать иммунитет, который вскоре будет естественным образом угасать. Они будут болеть повторно, и в них будет получать преимущество вирус, который уходит от иммунитета. То есть если мы устраиваем такую систему, где идет регулярная вакцинация, где мы отслеживаем иммунитет у большинства населения, как сейчас в Израиле, то вирус циркулировать не может и у него намного ниже возможности для образования мутантов для ухода от вакцин.

Пример Израиля учит нас тому, что при близкой к 100% покрытию вакцинации заболеваемость практически прекращается. Наверняка в Израиль заносились и более вирулентные штаммы, и в том числе вариант «Дельта», на который вакцина действует не так хорошо, но это не привело к значимому росту заболеваемости. Я уверен, что были многочисленные заносы варианта «Дельта» в Израиль. Иначе и быть не могло, потому что это сейчас доминирующий вариант в мире. Таким образом, мы видим, что почти стопроцентная вакцинация даже в случае появления мутантов не дает развиваться заболеваемости.

Поэтому сейчас первая задача, конечно, вакцинировать своих. И не один раз. Нужно поставить службу надзора, которая будет отслеживать уровень антител у тех, кто захочет, дополнительно вакцинировать их, отслеживать мутанты. И у нас эта работа ведется. А вторая задача — это вакцинировать весь мир, чтобы иметь стратегическую безопасность.

Мы пока не знаем, с какой частотой нужно вакцинировать людей, но, скорее всего, мы будем делать прививки от COVID-19 регулярно. Может быть, раз в год, может быть, раз в два-три года. Это зависит и от того, как будет угасать иммунитет, и от того, с какой регулярностью и как интенсивно будут появляться новые мутанты.

Имеет ли вирус SARS-CoV-2 искусственное происхождение? Ответ ищите в передаче «Вопрос науки. Вакцинация от коронавируса» с Алексеем Семихатовым.

«500 лет назад этот коронавирус никто бы и не заметил»

Что внутри у коронавируса?

Кто выиграет гонку: вирус, иммунная система или технологии?