Статьи
Статья

«Ощущение настоящего неба». Текст, после которого вам захочется в планетарий

Фото: Pavel L Photo and Video / Shutterstock.com

12 июня Московский планетарий отмечает 10-летие со дня открытия после реконструкции. Он был закрыт с 1994 по 2011 год, чудом выжил и продолжает знакомить людей с астрономией на новом техническом уровне. Мы побеседовали с научным директором Фаиной Рублевой, которая работает в Московском планетарии уже более 40 лет.

Фаина Борисовна Рублева
научный директор АО «Планетарий»

— Фаина Борисовна, простой обыватель может подумать так: зачем мне идти в Московский планетарий? Я же могу выйти в поле и увидеть звезды. Или посмотреть на планеты в интернете. Что тут можно возразить?

— В Москве не всегда можно любоваться звездным небом. Когда погода облачная, дождливая, не видно ни звезд, ни солнца, ни Луны. В планетарии же всегда ясное небо и всегда хорошая погода. Владимир Маяковский очень любил Московский планетарий и написал о нем: «В планетарии одном можно видеть звезды днем». И еще: «Должен каждый пролетарий посмотреть на планетарий». В любое время дня в звездном зале наступит ночь и можно будет увидеть прекрасную картину звездного неба, которую даже при хорошей погоде в большом городе наблюдать нельзя из-за светового загрязнения, запыленности.

Что касается интернета, мы же понимаем, что в компьютере — кино, плоская картинка, которая не дает вам возможности погрузиться, ощутить себя внутри. И только огромный купол звездного зала позволяет увидеть небо таким, каким может видеть его человек высоко в горах в хорошую ясную погоду. Объемный купол создает такое ощущение, которое плоская картинка никогда не передаст.

— Поговорим о планетариях как международном явлении. Московский — это лишь часть большого мирового движения. Что в глобальном смысле планетарии дают человечеству?

— Это разноплановое влияние, многослойное. Прежде всего это дает возможность представить себе окружающий мир таким, каким мог его видеть наш далекий предок в ту пору, когда еще не было изобретено электричество и антропогенное воздействие на природу отсутствовало. Тогда человек жил в природе в абсолютной гармонии, она давала ему что-то, и он ей не мешал. Но прогресс остановить невозможно. Это привело к тому, что видеть небо и понимать, как устроен мир, получить представление можно, пожалуй, только в одном месте — в планетарии, где эту картину можно увидеть и где ее правильно объяснят. Расскажут о том, как все устроено, что Солнце — это звезда, которая нас согревает, дает нам возможность существовать, но и несет серьезную опасность, потому что мы зависим от него. Это ближайшее к нам очень мощное энергетическое магнитное небесное тело, которое оказывает безусловное воздействие на всю нашу Землю, на биосферу и, конечно же, на человека.

Мы даем объективную достоверную оценку этого взаимодействия, рассказываем о том, какое место занимает Земля в нашей Солнечной системе, во Вселенной, какое место человек занимает, как все это взаимосвязано. Человек ведь не сам по себе, он — часть природы, и нужно рассказывать людям об этом.

Основная тема планетария — это астрономия, астрофизика, а основная задача — формирование картины мира, формирование естественно-научного мировоззрения. Для детей мы на одном уровне об этом рассказываем, для более взрослых — на более высоком уровне: у нас есть трибуна ученого, куда приходят выдающиеся специалисты, которые рассказывают о самых острых проблемах современной науки. И таким образом,

мы работаем с человеком на протяжении всей его жизни. И если он несколько раз придет в планетарий, нам удается объяснить ему устройство мира так, что ему все становятся понятным. И уже не заходит разговор о плоской земле,

потому что человек понимает и знает многое. Я иногда называю посещение планетария прививкой, которая дает человеку иммунитет против подобного рода всевозможных сентенций.

Поэтому планетарий и культурологически играет огромную роль. Мы рассказываем о мифологии, о древнейших представлениях о мире, о том, как они развились, а значит, как развивался человек. Развитие его представлений — это и есть его цивилизационный путь, это путь эволюции, которую он прошел. И не знать этого? Сегодня и всегда, имея столько данных и правильного понимания, знать это должен каждый человек, и планетарий в этом помогает. Астрономия — это та наука, которая находится на стыке многих естественных наук: здесь и физика, и химия, и астрофизика, и геология, геофизика, география, биология и многое другое. Она, как никакая другая, обладает мощным мировоззренческим потенциалом.

— Вы наверняка знаете о жизни зарубежных планетариев. Что необычного и интересного есть у коллег, чего не хватает Московскому планетарию?

— Могу показаться нескромной, но я знаю, что многие зарубежные планетарии хотели бы иметь то, что имеет Московский планетарий. Потому что на сегодняшний день весь комплекс — то, что мы называем планетарием, — содержит в себе несколько разноплановых объектов. Традиционно планетарий — это здание с куполом, внутри которого проходят лекции, программы, полнокупольные фильмы показывают. В Московском же планетарии, помимо большого звездного зала, есть три музея. Это классический Музей Урании, названный так в честь богини неба Урании — два этажа экспозиции, которая проводит человека по пути познания Земли и неба. Есть также уникальный музей под открытым небом, где находится коллекция солнечных часов, коллекция древнейших инструментов, но, разумеется, это макеты и реплики. И есть еще интерактивный музей «Лунариум» — сейчас он на реконструкции, обновляется, мы переходим на новый уровень. Я уже не говорю о том, что у нас есть кинотеатр 4D-стереоформата и малый звездный зал — Малый купол. Нашим посетителям доступны две профессиональные обсерватории. Кроме этого, у нас есть конференц-зал, где проводятся лекции на самые разные темы, куда мы приглашаем ученых и космонавтов, молодых специалистов. То есть у нас есть полный спектр для наших посетителей начиная с пяти лет.

Фото: Alina Demidenko / Shutterstock.com

У нас, кстати, очень успешный проект «Театр увлекательной науки» — «В гостях у Звездочета». Туда мы приглашаем детей пяти-семи лет, которые еще в школу не ходят, но уже начинают изучать астрономию, делают научные отчеты, проводят наблюдения, получают результаты, и таким образом мы их готовим к тому, что они через год-два придут на другие наши программы, а в 12 лет придут в наш астрономический кружок, которому исполняется 87 лет в этом году. Ни в одном планетарии мира такого комплекса, объединенного и работающего в одну цепочку, нет. Это я вам говорю совершенно уверенно, потому что я бываю в разных планетариях, за рубежом в том числе. И с гордостью могу сказать: да, Московский планетарий в этом плане лучше.

— Какие экспонаты стоит особо отметить? Какие объекты, на ваш взгляд, наиболее интересны посетителям?

— В Музее Урании, например, можно посмотреть, как выглядели аппараты планетария предыдущих поклонений. Всего в мире было 12 планетариев до открытия Московского. Наш планетарий стал 13-м. И мы рассказываем об аппарате, который впервые зажег искусственные звезды планетария №13. А рядом с этим аппаратом стоит аппарат №313, который был вторым спустя почти 50 лет после того, как первый отработал. Сейчас работает аппарат третьего поколения — №613, и это, конечно, очень наглядное представление о том, как менялись наши технологии. Если раньше была механика и оптика, то сейчас это уже оптоволоконная технология, электронное устройство.

Фото: planetarium-moscow.ru

У нас очень интересные экспонаты: например, красивые напольные, рельефные глобусы. У нас огромная коллекция внеземного вещества, метеоритов — более 100 образцов. Где еще можно увидеть их в таком количестве? Только в планетарии. И у нас есть специальная экскурсия об этом.

— Вы 40 лет работаете в Московском планетарии. Работа наверняка принесла вам новые знания и открытия?

— Да, я 42 года работаю в планетарии. Начинала как экскурсовод на астрономической площадке. Это была интересная и любимая работа. Когда видишь в глазах ребенка или взрослого человека удивление и восторг, это дает невероятное ощущение и радость. Ты понимаешь, что работаешь не зря. В 1970-е годы у нас было общество «Знание», сейчас оно возрождается. Оно охватывало всю нашу страну и давало возможность дойти до нашего посетителя, который по каким-то причинам не может прийти в планетарий. Мы ходили в школы, на заводы, предприятия и читали лекции — в библиотеках, магазинах, ателье. Благодаря этому большое количество людей получали возможность узнавать что-то новое. Это давало ощущение значимости работы.

Работа в планетарии — это постоянно что-то новое: создание новых лекций и программ. Сейчас мы создаем полнокупольные фильмы, у нас своя студия. Этот тот уровень, на который сейчас переходят все планетарии. Мы уже три таких фильма сделали. Недавно вышла новая программа для звездного зала в честь 60-летия первого полета человека в космос — «Путеводные звезды» по астронавигации. И здесь есть огромный потенциал, огромное количество тем, технических возможностей. Контент, который мы производим, позволяет людям ощутить все это непосредственно здесь и сейчас, перенестись в какие-то глубокие миры, оказаться в глубинах Вселенной, погрузиться в туманности, подлететь близко к Солнцу, исследовать планеты, совершить на них посадку — это искусство сродни кинематографу, вот на такой уровень мы выходим.

Планетарии всего мира сейчас переживают некое возрождение, ренессанс, потому что появляется возможность создания собственных, очень интересных и качественных продуктов. И в этом плане мы обмениваемся опытом. Как раз в середине июня в Ярославле пройдет конференция и фестиваль, где мы будем представлять свои достижения.

— Вы как бывший экскурсовод, наверное, сталкивались с мракобесными представлениями об астрономии. Например, идеей о том, что Солнце вращается вокруг Земли. Как вам кажется, уровень знаний об астрономии вырос или упал за годы вашей работы?

— К сожалению, упал. Резко упал по сравнению со второй половиной XX века, когда я пришла в планетарий. Тогда такие вопросы задавать было неприлично, потому что в школе была астрономия. И потому что людей водили в планетарий — я про московскую публику говорю. А потом закрылся планетарий, отменили астрономию и до сих пор к нам приходят люди, которые прошли мимо этих знаний.

И вот их очень легко можно свернуть на путь мифов: о том, что Солнце вокруг Земли вертится, и что Земля вообще плоская, и что Гагарин никуда не летал, и что люди на Луну тоже не летали. К сожалению, сейчас это в большей степени встречается.

Грамотность людей упала во всех сферах. Но в своей сфере я могу совершенно точно сказать, что это небо и земля: то, что было в 1970-е годы, когда был всплеск интереса к космосу, когда человек впервые полетел в космос и были неимоверные проекты, успешные и громкие, и то, что есть сейчас. Тогда мы, наша страна, были первые. И люди гордились этим и понимали, насколько это важно. А сейчас, увы, и успехов у нас нет таких ярких, и уровень грамотности, к сожалению, тоже падает. Но мы надеемся, что все-таки введенная четыре года назад в школах астрономия начнет давать свои плоды или что планетарий, благодаря активной работе и привлечению людей с самого раннего детства, уже формирует правильное понимание и это даст какие-то плоды. Может быть, лет через десять таких людей мы не встретим или, по крайней мере, они постесняются задавать такие глупые вопросы.

— Нобелевская премия два года подряд досталась астрофизикам. И в глобальном смысле астрономией сейчас интересуются многие. Например, за трансляцией посадки марсохода следили миллионы зрителей.

— Да, безусловно! Могли ли мы когда-то мечтать об этом?! Астрономия, астрофизика — это вообще флагман современного естествознания. Столько открытий, сколько сегодня совершается в этой области, ни в какой другой не совершается. Почему? Потому что есть новые возможности, технологии, методы наблюдения. Сейчас уже всеволновая астрономия. Если раньше мы наблюдали только в оптическом диапазоне, то теперь, пожалуйста, ультрафиолетовый телескоп, инфракрасный, рентгеновский, гамма... И в этих диапазонах совершаются выдающиеся открытия, которые еще 50 и даже 20 лет назад невозможно было совершить, потому что не было оборудования. Методы шагнули далеко вперед, произошло накопление знаний, постепенно накапливаются какие-то навыки, и все это анализируется. Понимаете, путь науки — он не всегда быстрый и яркий. Где-то технологии отстают, где-то финансы отстают, но наука все равно движется вперед и не останавливается. Именно поэтому выстреливают новые проекты.

Когда мы собираем наших ребят в кружки, мы им говорим на первой встрече: «Понимаете, мы, старшее поколение, живем в будущем. О телефонах, компьютерах мы только мечтали, а о многом даже не могли мечтать. И точно так же — вы. То, о чем вы сегодня мечтаете, обязательно когда-нибудь сбудется. Но нужно мечтать и нужно что-то для этого делать». Сегодняшний старт гораздо более высокий, чем 30–40 лет назад.

— За 40 лет работы здесь у вас наверняка накопились какие-то интересные истории. Можете рассказать байку из планетария?

— Какие-то байки есть всегда. Например, очень часто люди не понимают: а что именно они видят в звездном зале? Ощущение настоящего неба настолько реальное, что люди спрашивают: «А как так? Купол что, открывается? Мы видим настоящее небо?» Хотя люди пришли днем, на улице светит солнце, но это ощущение абсолютной абстрагированности меняет сознание, им кажется, что они попали совершенно в другой мир. И люди не всегда понимают сразу, что это проекционная технология: мы создаем проекцию на купол, максимально приближенную к естественной картине звездного неба. Вот это очень частый вопрос. И когда начинаешь объяснять, говорят: «Да, здорово у вас тут! Прямо не скажешь, что это искусственное небо».

Что я могу сказать за свои 42 года работы? Я пока не собираюсь уходить, потому что мне по-прежнему интересно. В планетарии всегда есть что придумать, как это реализовать, чем привлечь и чем удивлять. И это, конечно, самое важное. Не всегда все получается, но, когда получается, оно того стоит.

— Фаина Борисовна, объясните напоследок, почему у планетария два юбилея?

— Да, два года назад Московский планетарий уже отметил свой 90-летний юбилей — впервые он был открыт в 1929 году. Но в 1994 году планетарий был закрыт на реконструкцию, и это закрытие обернулось почти 20-летним простоем. Планетарий не принимал посетителей, потому что возникли вопросы финансовые, юридические. И решение этих вопросов затянулось на долгие 17 лет. Эти годы мы плохо пережили, потеряли многих сотрудников.

Когда мы вступили из социализма в капитализм, оказалось, что земля принадлежит городу, а планетарий — совершенно другой структуре. Начались имущественные претензии. Земля дорогая в центре Москвы на Садовом кольце, и большой интерес высказывали криминальные структуры. Долгое время обсуждались права на землю и здание. И надо отдать должное Юрию Лужкову: усилием воли он прекратил тяжбы, и вопрос решился — было основано акционерное общество, 100% капитала которого принадлежит правительству Москвы. В открытие планетария было вложено 1,4 млрд руб. — в реконструкцию, обновление, оборудование. Планетарий подняли на 6 м, появились новые пространства под планетарием, мы вышли на новый технический уровень. Поэтому день открытия после этой длительной реконструкции — 12 июня 2011 года — мы считаем вторым днем рождения нашего планетария.

Сайт Московского планетария

Человек, который поставил планеты на место

В чем уникальность российского телескопа «Спектр-РГ»

Читайте также
«Хаббл» исследовал астероид, который стоит больше, чем вся экономика Земли
«Хаббл» исследовал астероид, который стоит больше, чем вся экономика Земли
Его также планирует посетить НАСА в 2026 году.
Подтверждена возможность жизни на похожей на Землю экзопланете
Подтверждена возможность жизни на похожей на Землю экзопланете
Она находится на орбите звезды Проксима Центавра.
Новые кратеры на Марсе открыла нейросеть
Новые кратеры на Марсе открыла нейросеть
ИИ научили классифицировать марсианские кратеры.