Новая российская вакцина заточена на борьбу с будущими штаммами коронавируса

В России начались испытания на людях новой вакцины «Бетувакс-КоВ-2». Как она работает?

 

Игорь Красильников
доктор биологических наук, профессор, директор по инновациям компании «Институт стволовых клеток человека»

В чем отличие вакцины «Бетувакс» от уже известных?

Первые вакцины были основаны на нуклеиновых кислотах, это так называемые мРНК-вакцины и векторные вакцины. Когда другой вирус используется в качестве вектора, он попадает в клетку человека и несет с собой кусок нуклеиновой кислоты, которая соответствует фрагменту коронавируса, в частности SARS-CoV-2. Почему такие технологии были созданы первыми? Потому что достаточно расшифровки генома вируса, дальше выбирается тот кусок генома, который отвечает за поверхностный белок, так называемый S-белок, — и вакцина готова.

Наша вакцина делается более традиционно. Мы используем белок в той же трансформации, что и у самого вируса. Вместо всего «шипа» — S-белка — мы взяли только его часть, которая взаимодействует с клеткой.

Основой для изготовления вакцины стала культура человеческих клеток. Это хорошо изученные и разрешенные линии. Та же культура клеток используется, например, для получения моноклональных антител, которые разрешены во всем мире и которые используются как лекарства против определенного количества инфекций.

В качестве носителя для этого белка мы используем наночастицы размерами с вирус, созданные на основе натурального бетулина — это вещество достаточно известно и исследовано. И на этих сферических частичках размером 100–150 нанометров абсорбирован поверхностный белок, который мы используем в качестве антигена.

Такая вакцина должна давать достаточно хороший иммунный ответ. Она будет нарабатывать те антитела, с помощью которых мы блокируем возможность проникновения вируса в клетку, и запускать как гуморальный иммунный ответ, так и клеточный иммунный ответ, что также должно сказаться на эффективности вакцины.

Мы думаем, что будет меньше различных поствакцинальных эффектов, потому что важно, чтобы вирус был нейтрализован и не вошел в клетку. Если он в клетку не входит, значит, не наносит вреда и не развивается инфекция.

Вакцину можно будет подстраивать под новые штаммы?

Когда мы делаем вакцинацию и как только вирус попадает в кровь, иммунные клетки сразу же знакомятся не с тем белком, который выходит из человеческих клеток, как в случае с РНК-и ДНК-вакцинами, а непосредственно. Эта технология близка к вакцине «КовиВак», но мы используем не весь вирус — не все вирусные белки. Мы взяли только RBD-фрагмент — это тот домен, который как раз отвечает за прикрепление вируса. RBD практически не меняется по сравнению с S-белком. Поэтому мы надеемся, что наша вакцина будет работать против различных штаммов коронавируса.

Сейчас известно, что некоторые из белков SARS-CoV-2 ингибируют, то есть подавляют иммунную систему. А кусок поверхностного белка не дает вирусу проникнуть в клетку. Вирус же сам размножаться не может, если он не проник в клетку.

При мутации вируса фрагмент связывания с клеткой человека может измениться. При этом антитело достаточно большое. Поэтому если антитело будет покрывать весь RBD-фрагмент, то связывание с клеткой не должно происходить.

Но при разработке вакцины мы имеем в виду и вероятность того, что вдруг какие-то соседние фрагменты RBD в новых штаммах будут изменять структуру. Уже сейчас мы ведем работу, связанную с тем, чтобы этот белок адаптировать к штамму «Дельта». Сами манипуляции, связанные с тем, чтобы изменить фрагмент, достаточно простые, поэтому их можно изменить с помощью направленной мутации под новый штамм, и это займет небольшое количество времени: не месяцы, не годы.

Придется ли каждый раз заново проходить апробацию?

Думаю, что нет. Есть известный пример, наглядный в данном случае: вакцина против гриппа. Современные вакцины используются как раз тоже из поверхностных белков вируса гриппа (гемагглютинин и нейраминидаза выделяются из цельного вируса). При этом штаммы вируса гриппа меняются практически каждый год. И ВОЗ дважды в год собирается для того, чтобы определить, какие же штаммы необходимо использовать в вакцине.

То же самое может быть здесь. Производственники могут иметь два-три месяца для адаптации штамма, получения производственного банка и на основании этого банка выпускать вакцину. И как раз такую возможность мы разработали для своей вакцины.

На каком этапе находятся испытания?

Мы достаточно долго шли к клиническим испытаниям. Это связано с тем, что меняются правила. Те три вакцины, которые достаточно быстро прошли все этапы, были первыми, а сейчас у нас евразийские стандарты регистрации вакцин. Соответственно, мы долго делали доклинические исследования, но сделали их достаточно тщательно. Мы проверили их на модели золотистых хомячков и на макаках-резусах.

Совсем недавно мы получили разрешение на клинические испытания. Сейчас все готово. И я думаю, что как раз сегодня первые люди получают нашу вакцину, это так называемый первый и второй этап испытаний. На основании этих двух этапов мы определяем, насколько вакцина безвредна, есть ли какие-то реакции при введении вакцины. Вторая стадия клинических испытаний будет проходить на 170 волонтерах. Будет исследовано влияние вакцины практически на все: определим, насколько клеточный и иммунный ответ на нашу вакцину будет сильным и специфическим.

Я помню передачу, когда Гинцбург говорил о том, что он сам на себе проверял свою вакцину. Приблизительно то же самое получилось у нас. Несколько человек сами ввели вакцину, проверили, что никаких побочных эффектов нет, поэтому мы более спокойно относимся сейчас к клиническим испытаниям. Но мировую сертификацию сразу получить невозможно. Это всегда достаточно длительная процедура, потому что есть регуляторные органы у нас в стране, есть регуляторные органы в Европе, в Америке. Мы должны подготовить досье таким образом, чтобы возможно было его подать и в ЕС — для того, чтобы вакцину можно было более широко регистрировать в других странах.

Первая и вторая клинические стадии должны завершиться где-то в феврале-марте 2022 года. Если все будет хорошо и если мы покажем эффективность и не будет никаких побочных эффектов, я думаю, мы сможем в апреле-мае получить разрешение для того, чтобы начать вводить вакцину в оборот.

Подробнее об этой теме рассказывается во втором фильме проекта «Неизвестный ковид» канала «Наука».

Государства в условиях пандемии: чья стратегия сработала лучше?

Поможет ли вакцина, если коронавирус частично от нее «ушел»?

«500 лет назад этот коронавирус никто бы и не заметил»