«Доходит до полного расчеловечивания людей необразованных»

Научный журналист Алексей Паевский объясняет, почему не разрешает называть себя просветителем.

Мне хочется все-таки еще раз сказать одну важную вещь. А именно, почему я не называю себя просветителем (и стараюсь себя так не разрешать называть).

В наше время (уж не знаю, как оно было в XVIII веке) это самоназвание уж слишком часто идет рука об руку с высокомерием. Дескать, щас мы вас, быдло, темноту, просвещать будем.

При этом чаще всего по человеческим качествам среднестатистическая «темнота» (а доводилось мне общаться близко и с конюхами, и с электриками — собсно, мой папа в 74 активно работающий электрик, — и с многими иными людьми, вообще не знающими структуру ДНК или не знающими год падения Константинополя и где это) делает среднестатистического интеллигента на голову.

Доходит до полного расчеловечивания людей необразованных: «антиваксеры», «шакалы» и т. п.

Народ, они все в первую очередь — люди. И, к слову, среди противников вакцинирования или прочих что-то-там-диссидентов больше всего нашей с вами страты. Той самой интеллигенции, которая «мнение имеет». А смирения перед огромным миром — нет.

Так вот, нам всем нужно помнить, что все мы — люди. Вне зависимости от. И не «просвещать темные массы» — это чаще колопроктологи делают и рентгенологи, когда рентген кишечника заказывают, — а говорить с каждым человеком. И работа эта не быстрая. И самое главное — думать и отвечать за свои слова. Говорю я это в первую очередь и себе, ибо популяризатор в период гона похож на человека только внешне.

Кто кричал громко: «COVID — это всего лишь грипп»? Кто кричал: «"Спутник” — говно, вакцина, сделанная на коленке, работать не может»? Кто кричал: «Пандемия закончилась, ВОЗ разрешил» (или наоборот: «Нет никакой пандемии, это личное мнение гендиректора ВОЗ, а без решения ассамблеи не считается, сколько бы народу ни передохло»)?

Правильно, просветители.

Источник: страница автора в соцсетях

Как спорить со сторонниками теорий заговора

Почему людям больше не нужны «запасные» дети