Новый «Мир». Какая орбитальная станция нужна России

новая российская орбитальная станция

35 лет назад на околоземную орбиту был запущен базовый блок многомодульной долговременной орбитальной станции «Мир». Станция проработала более 15 лет, на ней побывали 104 космонавта из 12 стран, которые поставили более 23 000 экспериментов, но в 2001 году ее работа прекратилась. После нее у России не было своих национальных станций, а пилотируемые полеты продолжились на Международной космической станции (МКС). Сейчас снова поднимается вопрос о будущем наших космонавтов, и один из возможных сценариев — создание новой станции. Можем ли мы построить новый «Мир», где он будет летать и какие задачи мог бы решать?

Виталий Егоров
журналист, блогер, популяризатор науки и космонавтики, автор блога «Зеленый кот»

Программа долговременных орбитальных станций развивалась в СССР как ответ на успехи США в лунной программе. Такое направление позволяло накопить ценный опыт и технологии длительных полетов, превосходящий успехи американцев в длительности экспедиций. Апофеозом этой программы и стала станция «Мир», которая позволила провести самый долгий беспосадочный полет человека в космосе — 437 суток, который выполнил Валерий Поляков уже в 90-е годы.

По мнению многих космонавтов и специалистов, российское участие на МКС выглядит откатом назад по сравнению с «Миром»: полеты стали полугодовыми, в редких исключениях больше, экспериментов выполняется меньше, замкнутость цикла внутренней среды также снизилась, а зависимость от наземного управления возросла. На «Мире», например, вода могла использоваться по несколько раз, а на МКС регулярно подвозят свежую. Для космонавтов так комфортнее, но в дальнем полете подобной роскоши не будет, поэтому надо готовиться заранее.

Зато МКС дала ценнейший опыт международного взаимодействия, когда космические державы, преследуя различные интересы, находят возможности взаимовыгодного сотрудничества в космосе. В результате достигнута фантастическая цель — построен если не город на орбите, то хотя бы многоквартирный дом. МКС — это самое сложное и дорогое изделие человека. По сути, это две состыкованные станции: американская Freedom, созданная совместно с европейцами, канадцами и японцами, и советский «Мир-2». Конечно, они значительно дорабатывались для совместной работы и расширялись за счет новых модулей, но технологическое и идеологическое разделение между российским сегментом и американским сохранилось.

Сегодня земные интересы прежних космических сотрудников, России и США, расходятся все дальше, и их уже нельзя игнорировать и на орбите. Поэтому, сколько бы ни пролетала МКС, до 2024 года или дольше, вероятнее всего, после нее произойдет окончательное разделение интересов и Россия окажется один на один с космосом. Возможно, найдет новых партнеров, например Индию и Китай. Создание новой станции — дело долгое, и, если мы хотим быть уверены, что нашим космонавтам будет куда летать после 2028 года, об этом надо позаботиться уже сейчас.

Долгое время «Роскосмос» уповал на амбициозную лунную программу со строительством небольшой долговременной окололунной станции, посадками на поверхность и строительством там базы. Но, судя по всему, экономический кризис и последствия пандемии вынудили скорректировать планы, и Луна снова отодвигается до лучших времен. Альтернативой лунной программе может стать Российская орбитальная станция (РОС).

Проект Национальной орбитальной станции России от 2014 года, ныне устаревший. Сейчас принято решение узловой модуль, модуль «Наука» и научно-энергетический модуль стыковать с МКС, а собственную национальную станцию строить с нуля на основе технологий НЭМ.

О национальной космической станции ранее уже говорили в 2014 году, но с тех пор ее реализация не продвинулась и российская космонавтика продолжила концентрировать усилия на работе МКС. О РОС заговорили снова в конце 2020 года, когда на служебном модуле «Звезда» российского сегмента МКС обнаружилась утечка воздуха. Позже определили, что воздух уходит из переходной камеры в кормовой части модуля, через несколько тонких трещин. Причина возникновения утечки пока не установлена, но сам факт позволяет поднять вопрос о пригодности к дальнейшей работе не только российского модуля, но и всех остальных. МКС уже работает более 20 лет и в несколько раз превысила гарантийный срок службы, поэтому ее ресурс никому не известен и риски растут.

Размышляя о перспективах и технической реализации будущей долговременной космической станции, следует исходить из целей, ради которых она создается. Их может быть несколько:

  • политические — утверждение государственного присутствия России в околоземном пространстве и развитие международного партнерства независимо от программы МКС;
  • социальные — сохранение рабочих мест на предприятиях, обеспечивающих сегодняшнюю пилотируемую программу;
  • технологические — сохранение и развитие отечественных технологий пилотируемых полетов;
  • научные — проведение прикладных и фундаментальных исследований в условиях космоса;
  • экономические — повышение доходности космической деятельности и всей российской экономики в целом.

Организационная и техническая реализация программы РОС будет определяться приоритетами той или иной цели. Например, погоня за политической значимостью может привести к снижению научной и экономической функций, поскольку они требуют дополнительных усилий и времени. Если обратиться к отечественной истории развития пилотируемых станций, то можно увидеть движение от ранних военно-политических форпостов, которыми были первые «Алмазы» и «Салюты», к большему прикладному и научному использованию космоса в гражданских целях — к «Салюту-7» и «Миру».

Один из современных проектов российской орбитальной станции от РКК «Энергия». Изображение было опубликовано в январском номере журнала «Русский космос».

С учетом накопленного опыта и нынешнего развития космонавтики в сторону все большей коммерциализации новая станция должна стать факторией в космосе, то есть центром хозяйственной деятельности, который приносит практическую пользу. Это может быть фундаментальная научная деятельность, извлечение дохода из коммерческих контрактов на эксперименты, размещение оборудования, запуски спутников или посещение туристов и международных экипажей. Для наиболее эффективной реализации этой работы потребуется учесть опыт всех отечественных и зарубежных пилотируемых станций, чтобы максимально снизить издержки и повысить практическую отдачу.

К числу таких прикладных технических решений, повышающих практическую пользу станции, можно отнести:

  • унифицированные панели внутри станции, позволяющие размещать приборы и эксперименты различных пользователей и подключать к ним электропитание, кабель передачи данных, подавать различные газы или, наоборот, сбрасывать давление, обеспечивая вакуум;
  • модульные панели снаружи станции для проведения экспериментов в условиях космического пространства;
  • шлюзовой отсек, позволяющий выводить наружу оборудование и эксперименты при помощи роботизированных устройств без выхода людей в открытый космос;
  • космический робот-манипулятор, способный монтировать модульное оборудование и эксперименты на внешней части станции, производить запуски спутников, помогать экипажу во время его выхода в открытый космос;
  • научный модуль для экспериментов в условиях микрогравитации должен быть расположен максимально близко к центру массы станции, чтобы возмущающие воздействия от маневров станции не мешали чистоте экспериментов;
  • стыкуемый и отделяемый модуль, способный совершать самостоятельный беспилотный орбитальный полет и возвращаться на станцию…

Для упрощения сложных процедур оформления и подготовки экспериментов для запуска на станцию придется создать на Земле специальную государственную организацию. Ее работа будет заключаться в том, чтобы наладить максимально эффективное взаимодействие между коммерческими или академическими заказчиками и техническими службами, обеспечивающими безопасную и стабильную работу станции.

Научно-прикладная направленность новой станции вовсе не отменяет политических функций. Более того, чем больше пользователей — хоть государственных, хоть коммерческих — из разных стран будет у новой станции, тем выше будет ее значение как мировой «витрины» космической державы, запустившей станцию.

Специально для канала «Наука».

Почему пришлось затопить станцию «Мир»

МКС — 20 лет. Оно того стоило?

Читайте также
Модуль «Наука» стартовал к МКС
Модуль «Наука» стартовал к МКС
Модуль проведет в космосе целую неделю, прежде чем пристыковаться к космической станции.
Perseverance не смог собрать первый образец грунта с поверхности Марса
Perseverance не смог собрать первый образец грунта с поверхности Марса
Марсоход продолжает исследовать кратер Езеро, а наземные эксперты пытаются разобраться, в чем дело.
Привезти грунт с Титана — это красиво. Но лучше отправить туда подводную лодку
Привезти грунт с Титана — это красиво. Но лучше отправить туда подводную лодку
«Вернуть с Титана на Землю космический аппарат — это красиво!» — считает Сурдин.