Дрон спас человека в Анапе, но беспилотники по-прежнему используются в России недостаточно

Спасение утопающих — дело дронов.

Август ознаменовался удивительным событием: в Анапе дрон впервые спас человека. Он не только оперативно прибыл на место, но и скинул плавательный жилет тонущему — раньше, чем подоспел катер со спасателями. Это первый зафиксированный случай в России, который напомнил о головокружительных перспективах и трудноразрешимых проблемах беспилотной авиации в стране.

Дроны-спасатели в России

Система мониторинга с участием БПЛА была впервые протестирована в прибрежной зоне Анапы в мае 2021 года. Она разработана специалистами Института проблем управления РАН им. В. А. Трапезникова совместно с военным инновационным технополисом «Эра».

Мы обратились в Институт проблем управления РАН, чтобы узнать подробности спецоперации. Выяснилось, что 20-летний молодой человек с избыточным весом устроил себе тренировочный заплыв с целью похудеть перед армией. Вдали от берега у него пошла кровь из носа, он запаниковал и попытался привлечь внимание находящихся рядом катеров и водных мотоциклов. Парень кричал и махал руками, но из-за рева моторов другие люди его не услышали. Оператор заметил тонущего с помощью камеры видеонаблюдения и отправил на помощь дрон.

Андрей Мигачев
старший эксперт научно-внедренческого отдела ИПУ РАН рассказал о том, зачем вообще понадобились дроны на пляжах Анапы

«В Краснодарском крае в год тонет порядка 100–160 человек, в Большой Анапе тонет несколько десятков, — объяснил Мигачев. — Люди тонут из-за невнимательности, из-за того, что они не знают, что такое тягун и как себя вести. Недавно в Витязеве произошел трагический случай. Ребенка унесло — взрослые кинулись спасать, в результате четыре человека утонули. Почему? Плавать они умеют, но не понимают, что когда их несет течение, то с ним не надо бороться, а нужно пересекать его диагонально, не пытаясь плыть прямиком к берегу. Тонут даже опытные пловцы с разрядами. И так продолжается десятками лет: люди хотят купаться, а море — это стихия. Некоторые засыпают на надувных матрасах, и их уносит в море, они попадают в течения, а течения бывают очень активные. Бывает, из Анапы до Новороссийска за четыре часа людей дотаскивает. Поиски затрудняются тем, что если ищешь их с катера, то даже при небольшом волнении воды человека не видишь. В этих условиях удобно использовать дроны — так мы можем наблюдать сверху за ситуацией».

Когда человека уносит в море, подлетает беспилотник и кидает ему спасательный круг, который мгновенно надувается в воде.

Дрон для патрулирования пляжа используется специальный: легкий с мягкими винтами и максимально безопасный, чтобы в случае падения на людей не причинить травму. «У нас был такой случай — дрон упал на женщину, она испугалась, но у нее не было даже царапины», — рассказал эксперт.

За акваторией наблюдает оператор, используя камеры с хорошим зумом. Обнаружить тонущего человека может как человек, так и автоматическая система мониторинга. Дрон делает вылет, но решение о том, нужна ли помощь, принимает оператор. В дальнейшем изобретатели планируют подключить искусственный интеллект и сделать систему более автоматической.

«Но совершенно без оператора обойтись будет невозможно, потому что поведение человека на воде сложно классифицировать, — говорит Андрей Мигачев. — Многие, особенно дети, любят дурачиться при виде дрона. Мы будем накапливать данные о поведении и анализировать их».

В этом году система мониторинга работает в тестовом режиме с июня и лишь на узком участке пляжа — в районе улицы Гребенской. Кроме дронов-спасателей, которые носят плавсредства, есть еще дроны-наблюдатели — они оптимизированы для длительного полета более 80 минут и мониторинга акватории с целью поиска тех, кого могло унести на матрасе. «Люди тонут по-разному. Бывает, что они не машут, а просто уходят под воду. В таком случае мы человека, конечно, не увидим, — рассказал эксперт. — У нас стоит еще другая задача: поиск утонувших, поиск трупов. Мы ею тоже занимаемся».

Дроны-спасатели нужны по всему российскому побережью, отметил Мигачев. Люди часто купаются в шторм, переоценивают свои силы, не замечают отбойных течений, и в опасных ситуациях им могут помочь дроны, которым нужно всего несколько секунд, чтобы добраться до тонущего человека.

От одного случая спасения к сотням

Сама идея, впрочем, не нова. Один из первых концептов дрона-спасателя разрабатывался еще в 2013 году иранской исследовательской фирмой RTS Labs. Создатели квадрокоптера Pars устали от новостей о людях, тонущих в Каспийском море, и рассчитали, что их беспилотник вполне может нести сразу несколько плавсредств и кидать их с воздуха. Идея была подхвачена изобретателями разных стран. И вот спустя пять лет впервые стало известно о первом случае спасения утопающего на воде с помощью дрона — это случилось в Австралии, у побережья Леннокс-Хед, в январе 2018 года. Два мальчика-подростка занимались серфингом и выбились из сил, когда к ним на помощь пришел пилотируемый квадрокоптер. Событие уже тогда объявили историческим. «Никогда прежде дрон, оснащенный плавсредством, не использовался для спасения пловцов», — сказал тогда Джон Бариларо, вице-премьер штата Новый Южный Уэльс. Буквально за месяц до этого правительство штата выделило 430 000 австралийских долларов ($340 000 на тот момент) на парк дронов. Одни предназначались для обнаружения акул, другие — для спасательных работ: они были оснащены плавучими капсулами, сигналами тревоги и громкоговорителями. С тех пор дроны-спасатели патрулируют многие пляжи разных стран мира и регулярно спасают тонущих.

Отметим, что случаи спасения дронами людей фиксировались и раньше, но не на воде. 9 мая 2013 года канадская полиция заявила, что впервые беспилотный летательный аппарат спас жизнь человеку. Пропавшего в лесу водителя нашли тогда без сознания с помощью квадрокоптера Draganflyer X4-ES рядом с перевернутой машиной. Таким образом, замерзающий человек, который нуждался в срочной медицинской помощи и был дезориентирован после автоаварии, был вовремя замечен и получил лечение. «Насколько нам известно, это первый случай, когда жизнь была спасена с помощью беспилотника», — заявил тогда Зенон Драган, президент и основатель компании Draganfly, производящей дроны.

На сегодняшний день беспилотники сберегли уже 730 жизней. И это лишь зарегистрированные случаи, попавшие в официальную статистику DJI — мирового лидера в области гражданских дронов и технологий аэрофотосъемки, который ведет счет таким инцидентам с 2013 года и помечает их на карте с коротким описанием произошедшего.

Сегодня дроны активно задействуются в поиске пропавших без вести, помогая обнаружить их в труднодоступных районах и кромешной темноте благодаря тепловизионной и инфракрасной камерам. Беспилотники позволяют спасателям прокладывать маршрут вне опасной местности, оперативно доставляют по воздуху припасы, медикаменты, спасательные средства нуждающимся, могут находиться там, где опасно быть человеку: пролетать над горящим лесом, извергающимся вулканом, радиоактивной местностью. Если еще недавно дроны были экспериментальной технологией и существовали в виде концептов, то теперь они «приняты на работу» во многие службы безопасности. Это уже привычное стандартное оборудование, которое используют в разных странах пожарные, полицейские, спасатели и дорожно-транспортные службы. В России с недавних пор тоже активно используются беспилотники — по сообщению Министерства внутренних дел, дроны следят за дорожным движением уже в 17 регионах страны, находясь на службе у Госавтоинспекции и Росгвардии.

Однако случай чудесного спасения дроном человека в России пока остается единичным, в то время как в США таких случаев около 200, в Европе — около 100. Это говорит о том, что беспилотники задействованы у нас все еще недостаточно. Тысячи людей ежедневно участвуют в поисках пропавших людей, прочесывая лес пешком, в то время как тысячи дронов устраивают световые шоу и рисуют картины в небе по праздникам.

Почему дроны не помогают искать пропавших россиян? Андрей Мигачев считает, что эта проблема комплексная: «Отечественная промышленность не делает высокотехнологичных дронов. У нас не существует развитой микроэлектроники. Мы делаем дроны из запчастей, которые закупаем за границей. Американские компании не продают нам инфракрасные средства, потому что они двойного назначения. Продажи устройств компании Flir запрещены в России, к тому же они стоят порядка $10 000. Кроме того, у нас выделяется недостаточно денег на такую работу. Те средства, которые выделяются, уходят, как я считаю, не на очень эффективные программы. Например, на мониторинг борщевика. Только в Москве на это уходит 300 млн руб., а борщевик все растет и растет. Победить борщевик дронами нельзя, можно только продемонстрировать начальству, что мы умеем делать что-то высокотехнологичное. Но достаточно оставить один куст, и со временем его семена распространятся на всю территорию. Можно даже бизнес великолепный сделать: днем бороться с борщевиком, а ночью его сажать».

По словам Мигачева, были времена, когда Россия лидировала в области разработок БПЛА. «У нас, слава богу, еще остались великолепные математики и программисты, — говорит эксперт. — Наши полетные контроллеры были лучше, чем полетные контроллеры DJI. Но государство КНР вложило в компанию средства и хорошо их контролировало, в результате DJI стал мировым лидером, а у нас все средства ушли в никуда. Я в течение 2014–2015 годов наблюдал, как тратятся сотни миллионов рублей на совершенно ненужные вещи. Мы до сих пор не делаем своих полетных контроллеров, а то, что делается, идет на нужды военно-промышленного комплекса. Это все очень дорого и влияет на цену для потребителя. Когда у сотрудника МЧС падает дорогостоящий дрон для мониторинга, его ругают и говорят больше к нему не прикасаться. То есть происходит неэффективное вложение государственных денег в эту отрасль. Поэтому все, что мы делаем, мы делаем не благодаря, а вопреки. Проблемой остается низкая компетентность кадров, нелепые законы вроде запрещения полета дронов. А как готовить операторов, как они будут получать опыт? По программному обеспечению мы не хуже китайского мирового лидера, но у нас нет своей хорошей производственной базы. Мы можем делать все: полетные контроллеры, моторчики. Мы делали, но это получается очень дорого, никто не хочет платить».

Дроны в науке и сельском хозяйстве

Беспилотники могут не только спасать людей, но и найти применение в гражданской жизни, на войне, в сельском хозяйстве, приносить пользу науке. Уже третий год в России задействуются дроны для уничтожения саранчи, такой способ требует в разы меньшего применения ядовитых веществ и более экологичен для природы. «Сейчас прошли сильные дожди, и на виноградники не может зайти техника, есть угроза урожаю, поскольку развелись неприятные паразиты. Мы их можем уничтожить дронами. То же самое мы делаем с подсолнечником, с картофелем, с пшеницей, с рисом. Это очень перспективное направление», — рассказал Андрей Мигачев, добавив, что Институт проблем управления сотрудничает с Всероссийским НИИ риса и Почвенным институтом имени В. В. Докучаева. Дроны раскидывают с воздуха вакцины против бешенства для диких животных, сажают леса, мониторят водоросли в акватории Черного моря, уже 15 лет осуществляют аэрофотосъемку. «На днях в Анапе был прорыв дамбы — это неприятное последствие мезоциклона. И у нас уже есть полная картина: мы взлетели, посмотрели и понимаем, что там и как», — отметил Мигачев.

Применение дронов может быть разнообразным, возможности их велики, но общество не всегда готово к их использованию, отмечает эксперт. «Я вижу много перспектив у дронов. Мы очень хотим заниматься облесением Севера. У нас мерзлота на сотни километров отошла на север, освободились пространства, на которых может расти лес, и есть очень сложные рельефы, куда человек не может зайти, — южные склоны плато Путорана, например, — и там может расти лес по климатическим условиям. Но туда его невозможно доставить ничем, кроме дронов. И мы можем раскидывать дражированные семена, и там будет появляться лес. Это очень дешево стоит. Но никого это не интересует. У нас не отлажена система такого рода разработок», — посетовал Мигачев. 

Научные прорывы уже случались. Например, в прошлом году дрон помог сотрудникам Института проблем нефти и газа РАН исследовать огромный сибирский кратер, образовавшийся в начале лета 2020 года на полуострове Ямал в результате взрыва газа. По итогам съемок с БПЛА впервые удалось не только безопасно осмотреть загадочную «черную дыру» в тундре, но и построить 3D-модель кратера.

В Перу запущена программа изучения геоглифов с использованием беспилотных летательных аппаратов. Их удалось обнаружить в 2018 году с помощью дронов и специальной нейросети, нацеленной на распознавание древних рисунков на плато. Всего таким образом было открыто более 50 ранее не замеченных геоглифов в провинции Пальпа.

Беспилотные летательные аппараты повсеместно используются биологами для наблюдения за животными в дикой природе. Работа исследователей с появлением БПЛА стала дешевле, проще и безопаснее. Подробнее о возможностях беспилотников для исследований мы писали в материале «Дроны в дикой природе».

За дронами будущее, считает эксперт. «Сто лет назад начала развиваться авиация. Сначала абы как взлетали самолеты, они были для экстремалов, затем возникли разные виды: пассажирские, транспортные, военные. То же самое будет и с дронами, только больше, — прогнозирует научный сотрудник ИПУ РАН. — В будущем не останется людей, у которых не будет дронов».

Воспарить над пробками: авиамобили — наша новая реальность

Водные дроны и роборыбы

Дроны в дикой природе