Чем штамм «Дельта» удивил ученых

Andrey Bayda / Shutterstock.com
Более 1000 россиян умирают от коронавируса ежедневно. К чему приведут мутации SARS-CoV-2?

Итак, в России объявлен новый локдаун. Пути мутаций, которые избрал коронавирус из Китая, оказались неожиданными даже для вирусологов: штамм «Дельта» не мог предвидеть никто. Среди своих сородичей он наиболее эффективно заражает людей и быстро распространяется как в популяции, так и внутри организма.

Сценарии вирусологов не сбылись 

Когда-то нас пугали британским штаммом вируса. Тогда Россия успела быстро среагировать: перекрыла авиационное сообщение с Великобританией, и штамм не распространился по территории нашей страны. А в случае с индийским генотипом SARS-CoV-2 мы не были столь осторожны. До последнего продолжали летать самолеты, велись торговые отношения, происходил обмен туристами. В итоге наблюдаем новую волну эпидемии, из-за которой теперь вводится локдаун: с 28 октября по 7 ноября.

Мы живем с этой болезнью больше полутора лет. Только по официальной статистике в мире более 4,5 млн жертв. Огромное число людей переболело и выздоровело. Более 40 млн человек в России полностью привито от COVID-19, но этого недостаточно, чтобы остановить вирус.

Вирусологи в растерянности. Со временем, по всем прогнозам, болезнь должна становиться «все менее актуальной». Но мы видим другое: поднимается новая волна эпидемии. Год назад многие специалисты заявляли в интервью каналу «Наука», что по законам эпидемиологии, когда инфекция распространяется и мутирует, она становится более заразной, но ослабевает. Этому есть простое эволюционное объяснение: паразиту невыгодно уничтожать хозяина, ему выгодно распространяться.

За последнее время мы обнаружили, что коронавирус, вызывающий COVID-19, ведет себя совершенно иначе. Британский штамм оказался более опасным, чем уханьский. Сравним с ним и южноафриканский штамм. А индийский штамм «Дельта», захвативший Россию к сентябрю 2021 года, более заразен и опасен, у него сокращен инкубационный период и он не щадит молодежь. Выходит, коронавирус SARS-CoV-2 начал развиваться вопреки законам эволюции?

Как мы сами помогаем вирусу

Инфекционистам очевидно, что иммунитет, выработанный с помощью прививок от уханьского штамма, стал хуже работать. Но это, как ни странно, не самый главный фактор. Важной причиной нового витка эпидемии стало поведение людей: за полтора года мы все устали от этой болезни и расслабились. Носим маски на подбородке, посещаем массовые мероприятия и не соблюдаем дистанцию.

«Когда появился уханьский вирус, мы все стали единым блоком по предотвращению распространения этой инфекции, — рассказывает каналу "Наука" Георгий Сапронов, главный внештатный инфекционист Управления делами президента РФ. — Мы и носили маски, и соблюдали дистанцию, и находились на самоизоляции. Когда пришла "Дельта", к сожалению, мы перестали осуществлять противоэпидемические действия, которые должны были бы продолжать... Люди стали ходить в рестораны, на концерты, общаться без маски и т. д. Поэтому распространение этой инфекции, конечно же, стало гораздо больше. По разным причинам "Дельта" стала более контагиозной, то есть более заразной».

Последние дни статистика выглядит откровенно пугающей. Более тысячи россиян умирают в день от коронавируса. Неужели «Дельта» более летальный штамм или дело в чем-то другом? «Тяжесть симптомов у пациента зависит от дозы вируса, который человек получил, — объясняет к. б. н. Александр Панчин, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации. — Повышенная вирусная нагрузка и есть причина увеличения летальности. Коронавирус SARS-CoV-2 адаптировался к тому, чтобы человек имел повышенную вирусную нагрузку и больше вирусных частиц выдыхал. Соответственно, больше вирусных частиц вдыхает другой. Для варианта "Дельта" люди получают большую дозировку этого вируса». Другими словами: хотите снизить вирусную нагрузку? Носите маски.

Фото: Nekrasov Eugene / Shutterstock.com

А как же, спрашивается, вакцина? Она что, больше не работает? Работает, говорят инфекционисты, но это не значит, что вы не заболеете в легкой форме и не станете переносчиком. «К удивлению вирусологов, мутации оказались значимы, и это главная новость, — говорит к. б. н. Дмитрий Кулиш, профессор Сколковского института науки и технологии. — Вторая главная новость — большинство мировых вакцин продолжает нейтрализовать даже агрессивные мутанты достаточно хорошо… Большинство провакцинированных людей продолжают быть защищены, но сейчас они защищены уже не от инфекции, а от тяжелого течения». В прошлом году клинические исследования всех вакцин показали полную защиту от тяжелого течения болезни и 90-процентную защиту от инфекции. «Сейчас, с новыми вариантами, мы признаем: стало слабее. Защита от тяжелого течения сейчас около 90%. И 70–80% — защита от инфекции», — отмечает Дмитрий Кулиш.

Как вакцинация работает против новых штаммов

К счастью для человечества, все мутации SARS-CoV-2 — это все-таки один и тот же вирус. А значит, антитела, возникшие после болезни или прививки, так или иначе действенны против всех штаммов. Но в будущем нам нужна более универсальная вакцина, которую можно будет быстро «настраивать» против новых мутаций коронавируса, считают эксперты. «Мы понимаем, что нужен постоянный апдейт, — говорит Павел Волчков, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ. — В идеале, конечно, нужна вакцина, которую бы мы быстро, на раз-два-три, получали и безопасным способом давали увидеть нашей иммунной системе вирус "Дельта", "Лямбда", "Гамма" и другие».

Неужели это возможно? Специалисты говорят, что решить эту задачу можно довольно быстро. Как это ни удивительно, препятствием является регламент введения новых лекарственных средств в оборот. Испытания и проверки занимают очень продолжительное время. Это можно понять, ведь на кону стоят человеческие жизни. «Можно доработать вакцины под вариант "Дельта", — говорит Александр Панчин. — Уже сейчас некоторые этим занимаются. Например, вакцину "Спутник V" доделывают под вариант "Дельта". И это может повысить эффективность вакцин, потому что у варианта "Дельта" изменился S-белок».

По словам специалиста, вообще все вакцины — и мРНК, и векторные — модифицировать достаточно легко. Тут все упирается в клинические исследования. «Взять и заменить один S-белок на другой S-белок в вакцине — это очень простая задача, — поясняет Панчин. — А сложная задача — это показать, что от этого вакцина стала лучше, найдя большое количество добровольцев, которых можно будет в рамках клинического исследования проверить».

Вы привились и все еще боитесь коронавируса? Спокойствие, нет повода для паники. Все специалисты сходятся во мнении: если не от заражения штаммом «Дельта», то уж от тяжелого протекания болезни все существующие вакцины защищают совершенно надежно. Многие уверены, что осенней волны штамма «Дельта» в России могло и не быть, если бы прививочной кампании не помешали крикливые антиваксеры.

Если в вашем окружении тоже есть антипрививочники и вы вдруг захотите умерить их скептицизм к вакцинации, то мы поможем с аргументами. Один из них такой: российские вакцины возникли не на пустом месте. Ровно такая же технология разработки, которая использовалась при создании «Спутника-V», уже помогла спасти мир от тяжелейших заболеваний. Производство векторных вакцин на основе аденовируса — максимально исследованный и отлаженный процесс.

Фото: Andrey Bayda / Shutterstock.com

«За несколько лет до этого Институтом вирусологии им. Ивановского была создана вакцина для африканских стран — от лихорадки Эбола, — рассказывает Георгий Сапронов. — И она прошла официальные мероприятия по регистрации. То есть ее эффективность оценивали не российские ученые, а международная группа экспертов. И ВОЗ рекомендовала эту вакцину для использования в качестве предотвращения лихорадки Эбола. Но эпидемия Эбола прекратилась, и эта вакцина осталась у нас "невостребованной". Прошло несколько лет, и пришел коронавирус. И в данном случае мы просто заменили один компонент этой вакцины с Эбола на коронавирус».

По словам эксперта, аденовирус — наиболее изученный вектор и рабочая лошадка вообще всей нашей генетики, с ним человек сталкивался не раз в обычной жизни и до пандемии. Аденовирусный вектор в вакцине выполняет роль челнока и не способен к репликации, то есть не вызывает опухоли, не реактивирует хронические заболевания, не влияет на фертильность, на развитие плода у беременных — все это абсолютные домыслы антипрививочников, отмечает Сапронов.

За минувшие полтора года стало совершенно ясно, что коронавирус постоянно мутирует. Есть более и менее значимые мутации, но надо помнить, что любой из нас, даже тот, кто перенес COVID-19 вообще бессимптомно, может дать начало новой линии вируса, которая окажется гораздо более опасной, чем даже привычная уже «Дельта». И это не какая-то сатанинская особенность SARS-CoV-2. Вирусы вообще так работают!

Вирус остается жить внутри

Страшной особенностью этого коронавируса является то, что нет никакой гарантии, что после исчезновения всех симптомов болезни он покинет ваш организм. «Вирус заходит в человеческое тело и мгновенно начинает приспосабливаться и мутировать, — рассказывает каналу "Наука" Дмитрий Кулиш. — И находит себе орган или ткань, где он с помощью легких точечных мутаций становится самым мощным. То есть это совершенно понятный для человека механизм. Самые страшные вирусы — вирус СПИДа, герпеса, гепатита B, гепатита C. Они все страшны своей персистенцией — они где-то живут у нас в организме и вылезают в самый неподходящий момент».

Самые страшные поражения, которые наносят человеку вирусы, — это поражение печени при гепатите и поражение мозга при вирусе энцефалита. «Мы все с ужасом думали: будет персистировать SARS-CoV-2 или нет? — рассказывает каналу "Наука" Дмитрий Кулиш. — И, к сожалению, сейчас появляются публикации, что да, он персистирует. Неделю назад в самом уважаемом журнале Nature вышла сильнейшая публикация, которая четко доказывает, что чуть ли не у 30% пациентов вирус SARS-CoV-2 живет в эпителии желудка. То есть, даже когда у человека закончилась температура, кашель и пневмония, вирус продолжает жить в эпителии желудка. Безусловно, он там живет с какими-то слабенькими мутациями, но он там живет. И у некоторых пациентов он выходит [с фекалиями]».

Кулиш рассказал «Науке» о страшной публикации, которая вышла несколько месяцев назад и показалась многим людям фильмом ужасов. «Сейчас она начинает приобретать уже реальные масштабы, — говорит он. — Ученые проследили развитие длинного ковида в мышах и продемонстрировали последствия. Мы берем мышь, специально генетически модифицированную под рецепторы, которые могут заражаться COVID-19 — вирусом SARS-CoV-2. Сначала у нее начинается пневмония, все как положено. Потом все мыши от этой пневмонии выздоравливают, начинают радостно бегать по клеткам. Но выясняется, что вирус уже к ним залез в мозг, у них начинается тяжелейший энцефалит, эпилепсия, потеря зрения и смерть в страшных мучениях — девяти мышей из десяти. И только одна выживает».

Эта недавно открытая особенность коронавируса позволяет понять многие грозные последствия COVID-19, которые получили название «постковидный синдром» (это и энцефалит, и «мозговой туман», и депрессия). На родине SARS-CoV-2, в Китае, умение вируса персистировать в самых разных системах организма уже учитывают при разработке санитарных мер. Например, при диагностике не только проверяют мазки из дыхательных путей, но и проводят анализ кала.

Стремительные и не совсем ожидаемые мутации коронавируса, его способность поражать самые разные органы и системы человеческого тела, практически абсолютная непредсказуемость — все это породило целый комплекс домыслов, которые социальные психологи уже назвали инфодемией. Но одна конспирологическая теория удостоилась обсуждения в самой квалифицированной профессиональной среде. Не создан ли этот вирус искусственно какой-нибудь дьявольской группой молекулярных генетиков?

Об этом канал «Наука» рассказывает во второй части проекта «Неизвестный ковид». Данный материал составлен на основе сценария этого фильма.

Новая российская вакцина заточена на борьбу с будущими штаммами коронавируса

Поможет ли вакцина, если коронавирус частично от нее «ушел»?

«Синька» и другие средства: как выиграть битву против коронавируса